Русский язык

Автор: Калугина Лилия Васильевна

 

Введение

Русский язык – один из наиболее развитых языков мира, что выражается в богатстве его словарного состава и грамматического строя.

М.В. Ломоносов находил в русском языке «великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского», а также «богатство и сильную в изображении  краткость греческого и латинского языков» [34]. А.С. Пушкин характеризовал русский язык как язык «гибкий и мощный в своих оборотах и средствах», «переимчивый и общежительный в своих отношениях к чужим языкам» [34]. Очень высоко ценил поэт русскую народную речь, ее «свежесть, простоту и, так сказать, чистосердечность выражений» [34]. Преимущество русского языка поэт видел в его близости к народному языку.

Высоко ценил русский язык И.С. Тургенев:  «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, — это клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками! Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием… » [34].

О богатстве русского языка говорил и М. Горький: «Русский язык неисчерпаемо богат и все обогащается с быстротой поражающей…»

Вот как отозвался о русском языке Проспер Мериме – знаменитый французский новеллист: «Русский язык — язык, созданный для поэзии, он необычайно богат и примечателен главным образом тонкостью оттенков» [34].

Можно цитировать до бесконечности, ведь русский язык всегда был предметом гордости русских писателей. Во всех высказываниях их авторы указывают на лексическое богатство русского языка, его образность, лаконичность. Для нашего исследования важен именно этот аспект – лексический.

Семантика слова одна из самых интереснейших областей языкознания. Лексический пласт русского языка – самый подвижный. Он постоянно пополняется заимствованными словами, неологизмами, развивается благодаря семантической и формально-семантической деривации. Наше исследование посвящено семантическому и функциональному анализу параметрических прилагательных, характеризующих лицо.

Объектом нашего исследования являются параметрические прилагательные с многозначной семантикой: глубокий/мелкий, широкий/ узкий, высокий/низкий.

Предмет исследования – семантическая и функциональная характеристики параметрических прилагательных глубокий/мелкий, широкий/ узкий, высокий/низкий.

Цель исследования – системное описание специфики использования        параметрических имен прилагательных для характеристики человека с учетом их функциональных свойств. Из данной цели вытекают следующие задачи:

1. Отбор и классификация параметрических прилагательных на основе  их содержательных качеств.

2. Выявление направления семантической деривации параметрических имен прилагательных с учетом  словарных дефиниций.

3. Выявление содержательных компонентов параметрических прилагательных широкий/узкий, глубокий/мелкий, высокий/низкий с опорой на контекстный анализ.

4. Исследование лексической синонимии и лексической антонимии между параметрическими прилагательными во вторичных (переносных) значениях.

5. Обнаружение закономерности при употреблении того или иного атрибута при характеристике лица, его свойств и качеств.

Мы попытались целостно осмыслить семантическую специфику, особенности функционирования параметрических прилагательных широкий/узкий, глубокий/мелкий, высокий/низкий.

При исследовании мы обращались к электронному ресурсу – «Национальному корпусу русского языка». Из этого источника нами были взяты 600 контекстов (по 100 контекстов на каждое из прилагательных), содержащих анализируемые параметрические прилагательные.

В работе были использованы следующие методы: описательный метод – при анализе словарных значений прилагательных; метод компонентного анализа – при анализе семного строения параметрических прилагательных; контекстный анализ – при выявлении  разновидностей существительных, сочетающихся с параметрическими прилагательными; статистический метод – для подсчета процентных соотношений прилагательных, необходимых при составлении таблиц и диаграмм;  сравнительный анализ при сопоставлении  значений прилагательных и существительных.

В современной лингвистике системное и многоаспектное описание параметрических имен прилагательных отсутствует. Между тем их значимость для языковой концептуализации действительности не вызывает сомнений, поскольку они задают своеобразную систему материального и нематериального мира. В этом заключается  актуальность нашего исследования.

До сих пор к этой части речи обращались крайне редко, и лишь в последнее десятилетие имена прилагательные стали привлекать лингвистов. В этой области было сделано множество открытий.

Практическая значимость нашего исследования состоит в возможности применения полученных нами результатов при семантическом и функциональном анализе других групп прилагательных.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы и приложения.

 

 

 

 

 

Глава I

Теоретические вопросы семантики и функционального анализа имен прилагательных

 

1.1.  Содержательные основы  имени прилагательного

Целью данного параграфа является рассмотрение семантики имени прилагательного, его значения и функций. Эти сведения нам понадобятся при анализе содержательных свойств параметрических имен прилагательных, их семного строения.

Изучением имени прилагательного в семантическом, функциональном плане занимались многие ученые лингвисты: З.А. Харитончик, Ю.Д. Апресян, Д.Н. Шмелев, В.В. Виноградов и др. [26, 2, 27, 8]. В настоящее время исследованиями в этой области занимаются И. М. Кобозева, Е. С. Кубрякова [12, 14]. Именно в работах этих лингвистов содержится новый, в чем-то нетрадиционный взгляд на имя прилагательное как часть речи. В нашей работе прежде чем преступить к непосредственной характеристике параметрических прилагательных, рассмотрению их значений и функций, необходимо обратиться к  подробному изучению имени прилагательного как части речи. «…именно в области прилагательного наиболее очевидна абстрагирующая и анализирующая мыслительная деятельность человека, благодаря которой признак, свойство, качество, любые атрибуты, составляющие неотъемлемую сущность предмета, явления, вещи в самом широком смысле этого слова, мыслятся в отвлечении от нее. Проникая в лингвистическую природу прилагательных, изучая механизмы номинации в сфере адъективных признаковых слов, мы не только определяем лингвистический статус данной категории лексических единиц, но тем самым углубляем наши знания о когнитивной деятельности человека, устанавливая, с одной стороны, по каким параметрам происходит выделение вещи из класса ей подобных, и определяя, с другой стороны, результаты познавательной деятельности человека, зафиксированные в наименовании тех или иных свойств, признаков, качеств, присущих вещам в реальной действительности» - пишет в своей работе З.А. Харитончик. [26, с.3]

З.А. Харитончик довольно много внимания уделяет характеристике семантических, деривационных, синтаксических особенностей имен прилагательных. По мнению ученого, «семантическая и функциональная неоднородность прилагательных – первопричина самых разных классификаций прилагательных…» [26, с. 4].

Итак, приступим к непосредственному анализу семантики имени прилагательного.  Е.С. Кубрякова пишет: «… формирование категории атрибута объекта (или – в наиболее привычном обозначении этой категории как категории признаковости) происходило…в процессе осознания того, что у целостного объекта, воспринимаемого, прежде всего, именно как «единство целого и части… все же существуют свои собственные выделимые составляющие» [14, с.264]. Из этого можно сделать вывод, что исследователь говорит здесь как раз о признаковой сущности имени прилагательного. «Семантической основой прилагательного является качество» - писал В. В. Виноградов [8, с.151].  

Необходимо отметить, что при определении категории прилагательных в лингвистике используются разные понятия: качество, свойство, признак, атрибут. Наиболее распространенным определением является качество. Все эти дефиниции по существу синонимичны, не противопоставлены друг другу.

На первый взгляд кажущаяся семантическая простота и однородность прилагательных послужили причиной того, что данная группа слов, столь распространенная во многих языках мира, в течение долгого времени оставалась  малоизученной. Когда же исследователи обратились к изучению класса адъективной лексики, оказалось, что процесс этот связан с огромным количеством трудностей и в определении функциональной значимости данной части речи, и в ее семантической сущности, знаковости данного класса слов, их семного строения. Как отмечает З. А. Харитончик, прилагательные обладают особым типом номинации: они призваны давать названия качествам, свойствам, признакам, атрибутам предметов окружающего человека реального мира. Все эти свойства прилагательных составляют категорию качества. «…Чтобы лучше и глубже  понять роль, специфику и сам процесс становления языковой категории адъективных слов, которую некоторые ученые предлагали назвать категорией качественных слов, необходимо обратиться к данной категории с онтологических и гносеологических позиций»[26, с. 9].

Знаменитые философы прошлого -  Аристотель, Локк, Гегель – а также и философы современности определяли категорию качества как основополагающую категорию характеристики предмета познания. Качество предмета необходимо для выделения из ряда других ему подобных, а также для сравнения предмета с другими, отличными от него. «…Переход от предметно-чувственного, наглядно-образного мышления к мышлению понятийному стал возможен только тогда, когда осуществился переход от целостного  восприятия вещей, от общих, нерасчленных, вербализованных наглядно-образных представлений о предметах-функциях, предметах-свойствах к формированию абстрактных понятий отдельно о предметах как таковых и отдельно о свойствах этих предметов» [26, с. 10]. На первых этапах развития человеческого общества предметы выделялись из окружающей среды в соответствие с их качествами и свойствами, которые отдельно от предмета не мыслились. Постепенно с развитием практической деятельности человека, его сознания, аналитического мышления произошло выделение категории качества и понятие предмет и признак стали разграничиваться.

«Вычленение предмета как такового во всей совокупности его свойств и отдельных его качеств и признаков вызвало к жизни разрыв и в первоначально единой, по крайней мере в индоевропейских языках, категории древнего имени и формирование особой категории слов, обозначающих признаки, свойства, качества предметов, - имен прилагательных. Первоначальная недифференцированность, амбивалентность древнего имени, следы которой сохранились во многих индоевропейских языках в виде некоторых типов сложных слов (например, рус. кремень-человек, зелень-трава), сменяется спецификацией общих именных аффиксов и последующим обособлением имени прилагательного от имени существительного» [26, с.10-11]. В результате этого разделения стало возможным:

1.                Выделить предмет из класса ему подобных, близких или противопоставленных.

2.                Уточнить механизм наименования предметов, в основе которого лежит выбор из бесконечного множества признаков и свойств каких-то определенных, наиболее важных характеристик.

3.                Выяснить, при каких условиях получают наименование отдельный признак или совокупность признаков, признак, присущий одному предмету или одному классу предметов, так называемый индивидуальный признак и т.д.

 Предназначенность прилагательных для наименования отвлеченных свойств и качеств является главным отличием данной части речи от других. Отличие прилагательных, например от существительных, заключается, как было сказано уже ранее, в особом типе номинации различных характеристик предмета. «В существительных в их первичных функциях наименование получает некоторая целостная совокупность признаков и свойств, составляющих суть предмета и определяющих его связь с другими предметами реального мира, т.е. именуются выделенные в процессе познания существенные инвариантные признаки, составляющие понятие о данном предмете, которым в языке соответствуют инвариантные признаки семантического компонента знака, или семантические признаки… Прилагательные же имеют  отдельные свойства, признаки предметов, отчуждаемые и неотчуждаемые, градуируемые и неградуирумые, существенные и несущественные, и именно этим отличаются от имен существительных» [26, с.12]. 

Прилагательные не поддаются компонентному анализу в отличие от имен существительных. Обычно компонентным анализом прилагательного называют характеристику его семантических значений, анализ синонимических связей.

Таким образом, существительные и прилагательные коренным образом отличаются друг от друга: если существительные выражают совокупность свойств и признаков предмета, то прилагательные обозначают его отдельное свойство, отдельный признак или атрибут.

Сравним прилагательное и глагол. «… Истоки своеобразной аналогии прилагательного глаголу и даже рассмотрения их рядом ученых, особенно зарубежных, как субкатегорий внутри одной суперкатегории заключается в частичной общности их функций: и прилагательные и глаголы формируют определенные типы предикатов» [26, с.12-13].  Основным критерием разграничения предикатов-глаголов и предикатов-прилагательных являлось долгое время противопоставление их по признакам динамичности/статичности, при этом прилагательные выражали статичное значение, а глаголы – динамичное. Впоследствии было доказано, что данный критерий не является абсолютным. Дело в том, что и прилагательные, и глаголы образуют на линии данных характеристик пересечения. Поэтому требуется введение дополнительных разграничительных параметров, таких, как фазовость/нефазовость, абстрагированность/неабстрагированность от протекания во времени.

Таким образом, мы выяснили, что категория имен прилагательных довольно разнообразна. Выделение данной части речи в самостоятельную прошло долгий путь. Семантическое значение имен прилагательных состоит в их признаковой сущности. При этом адъективный класс слов имеет как сходство, так и отличие от других частей речи. Многие  прилагательные несут в себе некоторый предикативный признак – именно это их сближает с глаголами. Однако, выделение таких параметров, как фазовость/нефазовость, абстрагированность/ неабстрагированность от протекания во времени помогает обнаружить существенные различия между именами прилагательными и глаголами.

После рассмотрения данного вопроса мы переходим к рассмотрению следующего аспекта нашего исследования – знаковой природы имен прилагательных.

 

1.2. Денотативно-сигнификативный аспект имени прилагательного

        «Характеризуя качества и свойства, благодаря которым раскрывается сущность вещи, философы разных времен подчеркивали неотделимость качеств, признаков, свойств от самой вещи в реальном мире» [26, с.14]. Подобные философские суждения об объективности качеств и свойств и их неотделимости от вещи  свидетельствуют об особых формах бытия качеств, обусловливающих и особые признаки категорий языковых знаков, их называющих. Таким образом, характеризуя адъективный класс слов, мы должны выяснить вопрос о знаковой сущности имен прилагательных, о природе значений прилагательных и «соотношении денотативного и сигнификативного в семантике прилагательного» [26, с.14].

Выражение прилагательными признаков, сущностных свойств и атрибутов субстантивов позволило лингвистам отнести адъективные слова к сигнификативной лексике, т.е. словам, «ориентированным на обозначение внутренних сущностей мышления и языка – понятий о внешнем мире» [26, с.14].  К сигнификативной лексике относили прилагательные и такие исследователи-лингвисты, как А.А. Уфимцева, М.В. Никитин. Последний, например, определял сигнификат как понятие, мысль, а денотат – как то, что именем репрезентируется или (и) описывается. Из этого следует, что прилагательные, по мнению М.В. Никитина, обладают сигнификативной природой, а существительные – денотативной. Это лишь одна точка зрения. Согласно другой точке зрения, «…в семантике любого слова, обозначает ли оно конкретную предметную сущность или же указывает на какое-то абстрактное понятие, присутствуют обо компонента: денотативный и сигнификативный» [26, с.15]. Исходя из этого, можно утверждать, что прилагательные обладают также и денотативной функцией. Вот как об этом пишет З.А. Харитончик: «… признаковые слова, в частности имена прилагательные, не могут не иметь денотативную соотнесенность, в основе которой лежит обозначение адъективными словами каких-то объективно существующих и выделяемых в предмете свойств и качеств. Отражение их в соответствующих понятиях составляет основу сигнификативного компонента значения адъективного слова» [26, с.16]. Причина разногласий ученых обеих точек зрения скорее состоит в  многосложности и многоаспектности самого явления – языкового знака, характеризуя который с разных позиций и сторон и возникают различные его классификации и описания.

«Деление называющих имен на различные подразряды, среди которых важнейшими являются единицы, указывающие на предмет в его целостности (предметные имена), и признаковые слова, направленные на обозначение статических или динамических свойств предметных сущностей, противопоставление предметной, в иных терминах денотатной, лексики лексике признаковой, или сигнификативной, становится возможным лишь с позиций содержания лексических единиц, с позиций того, что обозначается» [26, с.16].  Поэтому предметные сущности с позиций содержания кардинально отличаются от непредметных. Термин денотат при этом понимается только как  выразитель исключительно предметной сущности. На основе этого можно сделать вывод: «…рассматривая прилагательные с точки зрения номинации, т.е с точки зрения обозначения ими каких-то явлений экстралингвистического мира, можно…говорить об их специфике только в том плане, что сфера, называемая адъективными словами, - сфера свойств и признаков – отличается от других…Сами же языковые знаки, формирующие класс адъективных единиц, по типу означивания и соответственно по своей знаковой природе не отличаются от других типов словесных знаков и могут быть также охарактеризованы как денотативно-сигнификативные единицы» [26, с.17].

Отличие адъективного класса слов от других языковых знаков заключается не только в том, что обозначается, а также в том, что отдельное свойство предмета мы можем охарактеризовать только в том случае, если укажем на этот предмет. Следует отметить, что денотат, обозначаемый именем прилагательным довольно специфичен. Эта специфичность заключается в том, что свойство отдельно от предмета существовать не может, а также в том, что качества, выражаемые прилагательными, не однородны. Именно эта неоднородность детерминирует семантическое расслоение адъективной лексики.

Из рассмотренного нами следует, что прилагательные имеют денотативно-сигнификативную природу, т. е они обладают признаковой сущностью (сигнификативный аспект) и, вследствие того, что признак отдельно от предмета не мыслится, обозначают определенное явление материального и нематериального мира (денотативный аспект).

Мы рассмотрели денотативно-сигнификативную природу имени прилагательного. Далее для наиболее полной характеристики данной части речи  нам необходимо обратиться к ее функциональной значимости.

 

1.3. Функциональные свойства прилагательных

Прилагательные, как и другие части речи, имеют свои функции. Обозначением прилагательными свойств, качеств, признаков, атрибутов предметов определяются не только их содержательные особенности, но и их функциональные характеристики.

«В классификации лексических единиц по их функции в высказывании на идентифицирующие и предикатные прилагательные относятся к предикатной, преимущественно статической по своему характеру лексике, обнаруживая при этом как определенную простоту своей семантики,… так и более сложные типы значений, например реляционно-идентифицирующие (относительные) прилагательные» [26, с.17-18]. Как и другие предикатные слова, прилагательные облают относительностью, взаимосвязанностью своей семантики и, как, отмечает Н.Д.Арутюнова, это позволяет им иметь большие сочетаемостные возможности.  Важнейшей функциональной чертой имени прилагательного является его тесная связь с именем существительным, обозначающим предмет.  Сочетаемость больше в том случае, когда прилагательное обозначает более обобщенный признак, тем самым у него появляется возможность сочетаться с большим количеством имен существительных. «…Занимая позицию предиката или позицию атрибута, прилагательное всегда «привязано» к тому, что оно характеризует. Именно поэтому проблема самостоятельности или несамостоятельности значения адъективных слов, их автономного или зависимого статуса, вызванная к жизни теми семантическими вариациями в значениях, которые демонстрируют прилагательные в различных контекстах, приобретает особую остроту» [26, с.18]. Прилагательные зависимы от контекста, и это создает ряд сложностей, как при описании всей их семантической структуры, так и при характеристике их отдельных значений. Для описания функциональной структуры прилагательного важно определить семантические особенности существительного, с которым оно сочетается, охарактеризовать его по конкретности/абстрактности.  «Сложность описания семантики прилагательных вызвана также и тем, что для актуализации того или иного значения адъективного слова зачастую требуется построение определенных шкал измерения, обозначаемых ими признаков. На этих шкалах значимыми оказываются точки нормы или средней оценки, расположение которых на шкале варьируется под влиянием прагматических условий и классов предметов и объектов, обладающих данным признаками» [26, с.19]. Главная же трудность при описании семантики прилагательного, как пишет З.А. Харитончик, заключается в описании отдельного значения, когда предполагается не только перечисление носителей данного признака, тем самым определяется сочетательные возможности  прилагательного, но и отвлечение признака от его носителей, т.е. установка его инварианта.  «Размытость, диффузность признака, именуемого прилагательным, неочерченность и неявность переходов от одного свойства к другому, столь очевидная в сочетании адъективных слов с существительными, имеет свои пределы, определяющие инвариант и целостность признака. Благодаря этой целостности обозначаемого признака и отвлечению от конкретных видов и степени его проявления  не разрушается семантическое единство и тождество прилагательного в различных словосочетаниях. Этим достигается успешное функционирование категории адъективных слов и языка в целом» [26, 19].

Таким образом, при характеристике имени прилагательного возникают затруднения не только при описании его семантики, но и при определении его функций. Как было отмечено выше, вызывает сложность выявление специфики признака в отвлечении от предмета (существительного), с которым оно сочетается. В дальнейшем мы попробуем решить эту проблему на примере рассмотрения параметрических имен прилагательных.

 

1.4. Лексическая синтагматика и средства ее описания

Цель данного параграфа в определении понятия «синтагматика» имени прилагательного, ее особенностей. Эти сведения понадобятся нам при анализе контекстов и выявлении сочетаемостных особенностей параметрических имен прилагательных.

Понятие лексической синтагматики

Синтагматика – исследование языка, заключающееся в последовательном разделении текста на все менее протяженные соположенные единицы, которые сосуществуют, сочетаются между собой, но отличаются одна от другой; включение их в ряды “по горизонтали” (слово в пределах высказывания, морфема в пределах слова, звук в пределах звукосочетания) – такое определение дает в своем словаре Розенталь [36].

Иначе говоря, синтагматика – сочетаемость единиц языка разных уровней. Наблюдение условий сочетаемости, ее особенностей позволяет нам выявить тип отношений между сочетающимися элементами, узнать, как компоненты значений сочетающихся единиц влияют на саму сочетаемость. В нашем исследовании нам бы хотелось посмотреть на параметрические прилагательные именно с этой точки зрения: понять от чего зависит выбор того или иного прилагательного для характеристики лица, его качеств и свойств. Но прежде чем приступить к практическому анализу, рассмотрим детально сущность лексической синтагматики (то есть сочетаемости лексических единиц – слов), а также природу синтагматических отношений  в лексике.  

И. М. Кобозева очень подробно рассматривает в своей работе «Лингвистическая семантика» природу лексической синтагматики, синтагматических отношений. Синтагматические семантические отношения И.М. Кобозева называет семантическими реляциями. Эти семантические реляции устанавливаются в пределах словосочетания или предложения между значениями сочетающихся слов. Чтобы выявить значение всего речевого отрезка, нужно данные реляции добавить к значениям составляющих этого отрезка.

Хотя реализоваться лексико-семантическая реляция может только  речевом отрезке, она является фактом языка. Проявиться семантические реляции могут только в пределах определенного речевого отрезка, при этом одна и та же реляция может связывать многочисленные пары слов в многочисленном классе речевых отрезков. Так, одна и та же реляция «ин­струмента» связывает слова в сочетаниях: рубить топором, размешивать ложечкой, чертить при помощи циркуля, причесываться пятерней и т.д. [12, с.135].

Любое слово в языке обладает определенным набором семантических отношений, при помощи которых оно может вступать в связь с другими словами. Иначе говоря, набор семантических отношений, присущий данному слову, связывает его значение со значениями других слов в пределах синтагмы. Количество и содержа­ние семантических отношений, связывающих денотативное и сигнифи­кативное значение данного слова с денотативными и сигнификативными значениями других слов в тексте, входит в особый слой значения слова синтаксический слой, или синтактику слова.

«Связь между содержанием отношения и его формальным выражением подчинена определенным правилам, которые закреплены в языке и от­ражаются в речи, в конкретных высказываниях. Информация о правилах соединения знака с другими знаками в тек­сте называется синтактикой знака. Такая информация составляет содержание синтаксического слоя значения лексической единицы» [12, с.135].

Перед лингвистами стоит задача выработки конечной совокупности семантических отношений, с помощью которых можно было бы отразить все реальное многообразие смысловых связей, в которые вступают значения слов в речевых отрезках языка. В разных системах семантического описания выделяются разные наборы семантических отношений. Так, в грамматике Ч. Филмора  выделяется 6 СО [24]:

1) агентив (А) — падеж одушевленного инициатора

2) инструменталис   (I) — падеж неодушевленной силы или предмета, который включен в действие или состояние, называемое глаголом в качестве его причины.

3) датив (D) — падеж одушевленного существа, которое затрагивается
 
состоянием или действием, называемым глаголом.

4) фактитив (F) — падеж предмета или существа, которое возникает
в результате действия или состояния, называемого глаголом.

5) локатив (L) — местоположение или пространственная ориентация действия или состояния, называемого глаголом.

6) объектив (О)  —  семантически наиболее нейтральный падеж:
что-либо, что может быть обозначено существительным, роль которого в действии или состоянии, которое называет глагол,  определяется интерпретацией самого глагола.

   Ю.Д. Апресян выделяет в своих работах около 25 СО [2, с. 125-126].

Таким образом, между исследователями нет единого мнения при определении конечного набора семантических отношений. Можно предположить, что причиной этому является большое количество оснований для классификации семантических отношений. К тому же, как пишет И.М. Кобозева, это объясняется тем, что в зависимости от це­ли, для которой разрабатывался соответствующий метаязык, и от общей структуры модели, исследователь останавливался на том или ином уровне обобщения конкретных содержательных отношений, наблюдаемых меж­ду словами, синтаксически связанными в тексте. В русском языке количество сем (элементарных семантических единиц) меньше количества слов, значение которых описывается при помощи этих сем.

В языке для описания значений слов, предложенном  Ю.Д. Апресяном в своей «Лексической семантике» [2], выделяет всего восемь типов семантических отношений между семами: субъекта, объекта, контрагента, содержания, места, времени, количества,  опре­делительное.

 Если сравнивать их с семантическими отношениями, устанавливаемыми между значениями слов в предложении, то мы обнаружим довольно близкое сходство.

 Подведем итог нашему исследованию. В данном параграфе  рассмотрена   лексическая синтагматика. Она занимается изучением сочетаемости слов в пределах различных речевых отрезков. Мы выяснили, что на сочетаемость слова влияет его семная структура, при этом, вслед за Ю.Д. Апресяном, выделили восемь типов отношений между этими семами. Типов семантических отношений между словами гораздо больше – у различных исследователей разное количество семантических отношений между лексемами. Причина этого заключается во множестве оснований для классификации семантических отношений.

Далее в своем исследовании мы бы хотели  затронуть собственно семантическую структуру слова, в частности остановиться на его семантических валентностях.

Интересными для лексической семантики синтаксическими свой­ствами слова являются, в первую очередь, его семантические валентности.

«Мы говорим, что у некоторого слова  Л есть семантическая валент­ность X, если слово  Л описывает ситуацию, в которой есть обязательный участник, выполняющий роль X. Значения слов, связанных с  Л и обозначающих обязательных участников описываемой словом  Л ситуации, называются семантическими актантами этого слова. Семантические актан­ты слова  Л заполняют семантические валентности слова  Л» [12, с.140].

При этом  нельзя смешивать понятие актанта и валентности, т.к. они имеют разную логическую природу. Участники ситуации выполняют в предложении (любом речевом отрезке) различные роли – агенс, пациенс, инструмент, место, которые и являются содержанием семантических валентностей. Эти роли являются частью лексического значения данного слова.

Синтаксические актанты и валентности  являются единицами плана выражения речевого отрезка, семантические актанты и валентности напротив характеризуют план содержания речевого отрезка. Следовательно, первые выступают в качестве означающего для вторых.

 Синтаксические актанты слова — это возможные при данном слове в тексте «сильноуправляемые» зависимые члены — подлежащее и до­полнения.

И.М. Кобозева пишет, что главной проблемой при определении состава семантических валент­ностей слова является проблема правильного проведения границы между валентностями, связывающими значение слова с его актантами, и более слабым типом семантических зависимостей, соединяющих значение сло­ва (или более сложного языкового выражения) с его сирконстантами. При этом обычно руководствуются следующими соображениями: 

1. Если участники ситуации являются обязательными, значит они – семантические актанты. Такие аспекты как время и место, чаще всего присущие практически всем ситуациям, выступают как сирконстанты. Исключением являются глаголы типа проживать, для которых место выступает как актант, и глаголы типа датировать, у которых одним из актантов является время. Следовательно, если участник ситуации необязателен, значит, он является сирконстантом.

2. Семантических валентностей у слова бывает немного, от одной до трех, реже четыре и более.

3. Семантическим актантам присуща идиоматичность морфологического выражения: оно зависит от лексемы, к которой принадлежит актант. Например, участник ситуации с одной и той же семантической ролью
адресата при глаголе сообщать выражается именем в дательном падеже, а при глаголе извещать — в винительном. Видно, что мы имеем здесь дело с семантическими актантами.

Таким образом,  мы выяснили, что главным признаком семантических актантов лексемы является их обязательность в определенной ситуации. Факультативность же участников ситуации говорит о том, что мы имеем здесь дело с сирконстантами лексемы.

Теперь обратимся непосредственно к рассмотрению сочетаемости лексемы.

«Сочетаемость слова А — это информация о требованиях, которые предъявляет слово А к слову В, синтаксически связанному со словом А» [12, с.146].

Многие исследователи-языковеды выделяют разные типы сочетаемости. Остановимся на классификации Ю.Д. Апресяна, который выделил  три типа сочетаемости.

1. Морфо-синтаксическая сочетаемость слова А: — информация о части речи слова В и о его грамматической форме.

«Если слово В заполняет семантическую валентность слова А, то морфо-синтаксические ограничения на сочетаемость А с В, или, что то же самое, морфологические способы реализации валентностей фикси­руются в модели управления этого слова» [12, с.146].

2. Семантическая сочетаемость слова А — «информация о том, какими семантическими признаками должно обладать слово В, синтаксически связанное со словом А. О семантическом характере ограничения можно говорить только в тех случаях, когда любое слово В, имеющее требуемый семантический признак, способно сочетаться с А» [12, 146].

Семантическую сочетаемость слова А по его валентностям удобно записывать при модели управления в виде условий, которым должно удовлетворять слово, претендующее на замещение определенной семан­тической валентности.

3. Лексическая сочетаемость слова А — «информация о том, каким должно быть слово В (или класс слов), находящееся в определенной синтаксической связи с А» [12, с. 147].

Чаще всего лексическое ограничение на сочетаемость по некоторым валентностям связано с определенным морфологическим способом ее реализации. Также исследователь выделяет абсолютную и относительную сочетаемость.

Абсолютная сочетаемость слова — информация о том, что данное слово сочетается только с одним-двумя другими словами: опрометью (броситься), навытяжку (стоять), потупить (глаза, взор), заживо (похо­ронить), заклятый (враг).

Относительная сочетаемость — информация о том, что если при данном слове нужно выразить некоторое значение, то подойдет не любое слово, имеющее это значение, а только одно или несколько слов из опре­деленного списка. Иначе говоря, это регламентация сочетаемости при необходимости выразить при данном слове некоторое значение, вообще говоря, свойственное целому ряду слов в языке.

Описание относительной лексической сочетаемости слова можно представить себе как заполнение некоторой анкеты, вопросами кото­рой являются названия типовых значений, а ответами — способы их лексического выражения.

 

 

1.5. Синтагматические особенности имени прилагательного

В настоящее время в лингвистике достаточно детально описаны семантико-функциональные особенности имен существительных. Об имени прилагательном исследований такого рода существует немного. В нашей работе мы будем опираться на труды З.А. Харитончик, которая в своей книге «Имена прилагательные в лексике грамматической системе современного английского языка» дает наиболее полное описание сочетаемостных особенностей имени прилагательного как части речи.

Существующие функциональные классификации прилагательных сводятся к разделению их на следующие классы:  предикативные, атрибутивные и предикативно-атрибутивные прилагательные. Нам необходимо увидеть в специфике синтаксических свойств имен прилагательных отражение их семантических особенностей, т.е. рассмотреть их сочетательные свойства.

«Бесконечность и многообразность свойств, качеств, сторон предметов и явлений реального мира не отрицают, однако наличия между объективно существующими качествами и свойствами определенных связей, на основе которых становится возможной некоторая их классификация» [26, с. 23].

Класс прилагательных, подобно классам других знаменательных слов, при его семантическом анализе оказывается неоднородным. На основе разнородности обозначаемых адъективными словами свойств в классе имен прилагательных выделяются различные лексико-семантические группы: прилагательные, обозначающие форму, размер, вес и другие параметрические свойства, прилагательные, обозначающие цветовые, световые, вкусовые и другие, воспринимаемые органами чувств свойства и т.д.

Опираясь на работы А.Н. Шрамма, З.А. Харитончик обосновывает взаимосвязь между лексическим значением имени прилагательного и  его сочетательными возможностями. В своей классификации по лексическим особенностям А.Н. Шрамм разделил все прилагательные на эмпирийные (обозначают признаки, воспринимаемы различными органами чувств) и рациональные (прилагательные, обозначающие признаки человека, животного, предмета, а также прилагательные, выражающие оценочные признаки различных явлений действительности). А.Н. Шрамм в своей работе рассматривает и критерий сочетаемости. Построение общей системы семантем проводится ученым в двух измерениях: горизонтальном и вертикальном. По горизонтали прилагательные объединяются в группы по типу обозначаемых ими свойств и качеств (прилагательные, обозначающие пространственные, временные, количественные, качественные и другие характеристики), по вертикали они соотносятся с наименованиями тех предметов, объектов, явлений, которым эти признаки присущи. А.Н. Шрамм делает вывод, что функционально значимым является первый вид отношений _ на основе лексической сочетаемости, второй вид отношений – на основе элементов смысла – выступает как подчиненный. На основе этого лингвистом выделяются дополнительные тематические группы прилагательных типа «походка», «движения человека», «волосы» и т.д. Вследствие этого существующая семантическая классификация прилагательных становится противоречивой. «Таким образом, позиция исследователя, опирающегося на лингвистический критерий сочетаемости при классификации прилагательных, чрезвычайно уязвима» [26, с. 25].

Иными словами можно сказать, что проблема общего семантического описания класса адъективных слов, позволяющего, с одной стороны, охватить все разряды имен прилагательных, и, с другой, установить взаимосвязь семантики и синтаксиса, в настоящее время в полной мере не решена.

Мы подробно рассмотрели сущность лексической сочетаемости, познакомились с видами сочетаемости определенной лексемы. Нами также рассмотрены синтагматические особенности имени прилагательного. Все эти сведения будут использованы нами при описании семантических особенностей параметрических прилагательных, их синтагматических особенностей, обусловливающих их способность сочетаться с определенными классами существительных, обозначающих различные характеристики человека.

 

 

1.6. Синонимы и антонимы в русском языке. Их виды

В нашей дипломной работе мы планируется рассмотреть системные отношения, возникающие между анализируемыми нами параметрическими именами прилагательными.  В ходе исследования выявляются антонимические и синонимические пары. Для их характеристики  нам потребуются краткие сведения о сущности синонимов и антонимов русского языка.

Понятие синонимов

Для наиболее полной характеристики синонимов приведем несколько определений этого понятия.

«Синонимы - это близкие по значению, но разно звучащие слова, выражающие оттенки одного понятия» [36].

«К лексическим синонимам относят близкие или тождественные по значению слова, по-разному называющие одно и то же понятие о предмете, явлении, действии и т.д., но отличающиеся друг от друга либо оттенками значения»  [25, с.94].

«Синонимы – слова, обозначающие одно и то же явление действительности» [27, с. 52].

Мы видим, что выше перечисленные определения практически тождественны. В них содержится суть синонимии – выражать различными лексемами тождественные значения.

Исследователи выделяют три вида синонимов:

1. Идеографические (понятийные), которые отличаются друг от друга лексическим значением. Это различие проявляется:

1) в разной степени обозначаемого признака (мороз - стужа, сильный – мощный – могучий);

2)  в характере его обозначения (ватник - стеганка - телогрейка);

 3) в объеме выражаемого понятия (знамя – флаг, дерзкий – смелый);

 4) в степени связанности лексического значения (коричневый – карий, черный – вороной).

2. Синонимы стилевые, или функциональные отличаются друг от друга сферой употребления (глаза - очи, лицо - лик, лоб – чело).

3. Синонимы эмоционально – оценочные открыто выражают отношение говорящего к обозначаемому лицу, предмету или явлению. Например, ребенка можно торжественно назвать дитя, ласкательно – мальчуган и мальчонка, презрительно – мальчишка  и молокосос, а также усилительно - презрительно – щенок, сосунок, сопляк.

Обозначая одно и то же явление, синонимы способны объединяться в синонимические ряды. Под синонимическим рядом понимается совокупность двух или более лексических синонимов, соотносимых между собой при обозначении одних и тех же явлений, предметов, признаков, действий. Синонимические ряды, таким образом, могут быть двучленными и многочленными. И в тех и в других выделяется главное слово, которое называется доминантой, определяющей характер всего синонимического ряда.  По отношению к доминанте все остальные синонимы в ряду являются зависимыми. В качестве доминанты всегда выбирается стилистически нейтральная лексическая единица. Каждая единица ряда должна быть синонимична не только доминанте, но и всем остальным словам данного ряда.  Значит, всем словам ряда должен быть присущи общие компоненты значения.

Если говорить о явлении синонимии среди рассматриваемых нами параметрических прилагательных,  можно предположить, что связывать данную группу слов будет, скорее всего, явление понятийной синонимии. Иными словами, выявленные нами в ходе исследования синонимические пары будут различаться некоторыми семантическими составляющими, т.е. в денотативном и сигнификативном планах они будут не идентичны. 

Понятие антонимов

В лексической системе современного русского языка слова связаны не только синонимическими отношениями, но и антонимическими.

«Антонимы являются словами разного звучания, которые выражают противоположные, но соотносительные друг с другом понятия» [36, с.64].

Антонимия – это «…соотносительное противопоставление двух и более слов, противоположных по самому общему и наиболее существенному для их значения семантическому признаку» [25, с.139].

Лингвисты выделяют  три вида антонимов:

1. Антонимы градуальной и координированной противоположности. У этих антонимов есть общее в их значении, которое и допускает их противопоставления. Так понятия черный  и белый обозначают противоположные цветовые понятия.

2. Антонимы дополняющей и конверсивной противоположности: война –мир, муж – жена, женатый – холостой, можно – нельзя, закрывать – открывать.

3. Антонимы дихотомического деления понятий.  Они часто являются однокоренными словами: народный - антинародный, законный - противозаконный, человечный - бесчеловечный. Здесь интересно такое явление как внутрисловная антонимия, когда противопоставляются значения слов, имеющих одну и ту же материальную оболочку. Например, в русском языке глагол одолжить кому-нибудь денег значит «дать в долг», а одолжить у кого-нибудь денег уже означает «взять у кого-нибудь в долг». Внутрисловное противопоставление значений получило название энантиосемии.

Антонимы могут быть как разнокорневые, так и однокорневые.

В однокорневых антонимах противоположные значения выражаются не корнями, а префиксами, их образующими. Например, народный – антинародный, плохо – неплохо, спокойный – беспокойный.  В разнокорневых антонимах противоположность выражена в самом слове: жизнь – смерть, день – ночь, твердый – мягкий.

Антонимы – яркое средство художественной выразительности. Часто антонимы используются при построении антитезных конструкций, для сопоставления контрастных понятий. Широко известен такой литературный прием как оксюморон, в основе которого также лежит антонимия.

Рассматриваемые нами параметрические прилагательные будут связаны, скорее всего, контрарной антонимией (по терминологии И.М. Кобозевой [12, с. 105]). Такой вид антонимии связывает слова, в значение которых  входит указание на противоположные зоны определенной шкалы, соответствующей тому или иному измерению или параметру объекта или явления. Такими параметрами могут быть размер, температура, интенсивность, скорость и  др. «Иначе говоря, корреляция этого типа характерна для пар слов с «параметрическим» значением: большой – маленький , широкий – узкий, жара – мороз, высоко – низко, ползти – лететь (о времени) и т.п.» [12, с. 105].

Богатая синонимия и антонимия современного русского языка свидетельствует о богатстве его словарного состава. Эти явления помогают выразить самые тонкие оттенки мысли, самые различные чувства и эмоции, в результате чего речь получается яркой, красочной, разнообразной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выводы по первой главе

В первой главе нашего исследования, носящей теоретический характер, мы рассмотрели семантические и функциональные особенности имени прилагательного.

Мы выяснили, что прилагательные обозначают отдельные свойства, качества, признаки предметов: существенные/несущественные, градуируемые/неградуирумые, отчуждаемые/неотчуждаемые. Выяснили отличие данной части речи от других. Например, выше было отмечено, что отличие прилагательного от глагола состоит, прежде всего, в статичности выражаемого именем прилагательным признака. Однако, это различие не является абсолютным. Между прилагательным и глаголом возникают точки соприкосновения, поэтому для разграничения требуется введение дополнительных характеристик типа фазовость/нефазовость, абстрагированность/неабстрагированность от протекания во времени. Рассмотрев отдельно понятия денотат и сигнификат, мы показали специфику денотативно-сигнификативного аспекта имени прилагательного, который заключается в том, что прилагательное несет в себе не только определенный признак (денотат), но и понятие о нем (сигнификат). Нами также рассмотрены функциональные особенности имен прилагательных, которые состоят в следующем: имена прилагательные могут выполнять наряду с их основной атрибутивной функцией несвойственную им по семантической природе предикативную.  

Также в этой главе нами рассмотрено понятие лексической синтагматики вообще и синтагматики имени прилагательного в частности. При обращении к различным исследованиям выяснилось, что синтагматика рассматривает сочетаемость языковых единиц на различных уровнях языка. Опираясь на работы Ю.Д. Апресяна, мы также выделили несколько видов сочетаемости: морфо-синтаксическая сочетаемость; семантическая сочетаемость; лексическая сочетаемость.

Выявили, что на лексическую сочетаемость слова влияет его семное строение. На современном этапе в науке выделяются следующие типы семантических отношений: субъекта, объекта, времени, контрагента, содержания, места, количества, определительное.

В результате рассмотрения синтагматических особенностей имени прилагательного, выяснилось, что для этой части речи, как и для любой другой знаменательной, характерна корреляция семантического значения и функционирования в речи. Иными словами, сочетательные возможности прилагательного обусловлены его семантикой.

В последнем параграфе теоретической главы были рассмотрены явления синонимии и антонимии русского языка. На основе существующих в современной лингвистике классификаций выделены основные группы синонимов и антонимов. Синонимы бывают трех видов: идеографические (понятийные), функциональные (стилевые), эмоционально-оценочные.

Также нами выделены следующие группы антонимов: антонимы градуальной или кодированной противоположности, антонимы дополняющей и конверсивной противоположности, антонимы дихотомического деления понятий.

Все перечисленные данные будут использованы нами при выявлении системных отношений, возникающих между параметрическими прилагательными при практическом анализе во второй главе исследования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава II

Семантический и функциональный анализ параметрических имен прилагательных, характеризующих человека

 

2.1. Анализ словарных дефиниций параметрических прилагательных широкий/узкий, глубокий/мелки», высокий/низкий

Целью данного параграфа является семантический анализ выбранных нами параметрических имен прилагательных: глубокий/мелкий, высокий/низкий, широкий/узкий. Мы попробуем проанализировать все словарные значения данных прилагательных. В первую очередь мы коснемся прямых значений, а уже на их основе определим тип переноса при образовании вторичных значений. Выполняя данную работу, мы будем опираться на толковый словарь под редакцией Н. Ю. Шведовой [14]. Как нам кажется, удобнее будет рассматривать данные прилагательные антонимическими парами, поскольку антонимические отношения проявляются в отрыве от контекста ярче, чем какие-либо другие.

Рассмотрим первую пару прилагательных. Прилагательное глубокий имеет пять словарных значений. Первичное значение – «имеющий большую глубину, простирающийся на большую глубину». Например, глубокий водоем, глубокий порез. Второе значение – «отдаленный, глубинный» -  образовано от первого по сходству, следовательно тип переноса – метафора на основе сходства по расстоянию..Третье значение, данное в словаре с пометой переносное, - «недоступный, тщательно скрытый» (глубокий тыл, глубокая провинция) – образовано от второго значения на основе метафоры по месту. Четвертое значение – «обладающий глубиной, большой, сильный» – образовано от первого значения при помощи метафоры по сходству в степени проявления признака. Например, глубокий ум, глубокое чувство. Пятое, последнее значение, - «достигший полноты своего проявления, высшего предела» (например, глубокая старость, глубокий вдох, глубокий маразм) – образовано от четвертого  на основе все той же метафоры по сходству в степени проявления признака. Таким образом, связь данных значений – смешанная, т. е. включает и параллельную и цепную связи.  Ее можно изобразить следующим образом (схема 1). 

 

 SHAPE 

\* MERGEFORMAT

1

2

3

4

5

 

Схема 1.

 

Теперь рассмотрим антонимичное  прилагательное слову глубокий – мелкий. Это прилагательное имеет семь значений в словаре. Первое – «состоящий из небольших по величине однородных частиц» (например, мелкий песок). Второе – «небольшой, незначительный по величине, размеру» (например, мелкий скот) образовано от первого на основе метафоры по сходству размера. Третье значение – «небольшой и экономически маломощный» (например, мелкое хозяйство, мелкий собственник и т.д.) – образовано от второго при помощи метафоры по сходству размера. «Малозначительный по общественному положению» – четвертое значение, которое образовано от первого при помощи метафоры по сходству в значимости (например, мелкий чиновник, мелкий служащий) . Пятое значение – «не имеющий большого значения, несущественный, не требующий больших затрат, усилий» (например, мелкие недоделки, мелкий ремонт ) - восходит к третьему и образованно от него  на основе метафоры по сходству в значимости. Шестое значение – «ничтожный, низменный» (например, мелкие интересы, мелкая душонка) – при помощи метафоры образовано от пятого на основе сходства по значимости. И последнее, седьмое значение восходит ко второму («небольшой по глубине» – мелкая река, мелкое бурение и т.д.) и образовано от него при помощи метафоры по сходству в размерах.

Попробуем отобразить все охарактеризованные нами связи схематически (схема 2).

 

1

2

3

4

7

5

6

 

 

 

 

 

 

                                                                  

 

 

Схема 2

 

Таким образом, связь значений прилагательного мелкий – смешанная (включает цепную и радиальные связи).

Теперь проанализируем следующую антонимическую пару прилагательных – высокий/низкий.

Прилагательное высокий  имеет в словаре Н.Ю. Шведовой семь значений. Первое из них – «большой по протяженности снизу вверх или далеко расположенный в таком направлении» (например, высокая гора, высокий дом, высокий человек  и т.д.). Второе значение образовано от первого и звучит так – «больший по такой протяженности, чем нужно» (например, стул высок). Способ образования при этом – метафора по сходству в размере. Третье значение – «превышающий среднюю норму, средний уровень, значительный» (например, высокое давление, высокие цены, высокие запросы и т.д.) – образовано от второго на основе метафоры  по сходству в степени проявления признака. «Выдающийся по своему значению, очень важный, почетный» (книжн.) – четвертое словарное значение. Например, высокая ответственность, высокая честь и т.д. Оно восходит к третьему и образовано от него при помощи метафоры по сходству в значительности качества. Пятое – «очень значительный, возвышенный по форме и содержанию» (например, высокий стиль, высокая мысль и т.д. ) – при помощи метафоры по сходству в значимости признака образовано от четвертого значения. Шестое словарное значение – «очень хороший» (например, высокое качество товаров, высокое мнение о ком-нибудь и т.д.) – восходит, как нам кажется, к значению четвертому. Тип переноса при этом – метафора по сходству в значимости, важности качества. Седьмое и последнее значение – «о голосе, о звуке» (например, высокая нота, высокий голос) – образовано от третьего значения, тип переноса – метафора по степени проявления признака.

 

 

1

11

2

7

6

5

4

3

 

 

 

 

 

 

Схема 3

 

Как видно из схемы 3, тип связи значений прилагательного высокий – смешанная, т.е.  и параллельная и цепная. Следующее рассмотренное нами прилагательное – низкий.  В словаре оно имеет девять значений. Остановимся подробно на каждом. Итак, первое значение – «малый по высоте, находящийся на небольшой высоте от земли» (например, низкая ограда, низкий потолок и т.д.). На поверхности этого значения лежит ярко выраженная антонимия в отношении первого словарного значения прилагательного высокий, уже охарактеризованного нами выше. «Меньший по высоте, чем нужно» (например, этот стул мне низок)– это второе значение, оно происходит от первого. Тип переноса при этом – метафора на основе сходства в размере. Третье значение сформулировано так  - «не достигающий среднего уровня, небольшой, незначительный» (например, низкое давление, низкий уровень знаний и т.д.). Оно восходит ко второму значению, тип переноса – метафора на основе сходства по степени проявления признака. Четвертое значение образовано от третьего на основе  все той же метафоры по сходству в степени проявления качества. Его формулировка следующая – «плохой, неудовлетворительный в качественном отношении» (например, низкое качество, низкое мнение и т.д.). Пятое, восходящее к четвертому, значение звучит так – «подлый, бесчестный» (например, низкая личность, низкий поступок).  Способ образования – метафора по сходству в характере оценки признака. Шестое значение образовано аналогичным способом (т.е как и пятое) от четвертого. Вот как оно звучит – «неродовитый, не принадлежащий к господствующему, привилегированному классу» (например, низкое происхождение). Данное словарное значение дано с пометой устаревшее. Седьмое значение – «о стиле речи: не возвышенный, простой, обиходный» (например, низкий слог), тоже с пометой устаревшее – восходит, по нашему мнению, к шестому значению. Тип переноса – метафора по сходству в степени качества признака. Восьмое – «о звуке, о голосе: густой и насыщенный» (например, низкая нота, низкий бас) – образовано от третьего. Способ образования – метафора по степени проявления признака. Связь значений данного прилагательного, как и предыдущих – смешанная, ее можно изобразить схемой 4:

 

1

2

3

4

5

 

 

 

 SHAPE 

\* MERGEFORMAT

6

7

8

 

Схема 4

 

Обратимся к рассмотрению следующей антонимической пары параметрических прилагательных – широкий/узкий. Первое прилагательное широкий имеет в словаре семь значений. Первое словарное значение – «имеющий большую ширину, большой в поперечнике, просторный» (например, широкая улица, широкая грудь и т.д.). Второе значение связано с первым с помощью метафоры на основе сходства по размеру. Его формулировка такова  - «слишком просторный, слишком большой по размеру» (например, шкаф широк, пальто широко). Третье значение восходит, как нам кажется, к первому значению, образовано от него при помощи метафоры по внешнему сходству в размере. Третье значение – «имеющий большое протяжение, охватывающий большое пространство». Например, широкий фронт, широкие степи. Четвертое значение – «с большим размахом» (например, широкий шаг, широкий жест)– образованно от второго значения. Тип переноса – метафора, в основе которой сходство в размере. «Охватывающий многое, многих, массовый» (например, широкие слои населения)– пятое словарное значение прилагательного широкий. Оно восходит к третьему значению и образовано от него при помощи метафоры, в основе которой сходство в масштабе. Шестое значение образованно от третьего. Тип переноса – метафора по сходству в размере, проявлении признака (с размахом). Оно звучит так – «обширный, неограниченный, лишенный узости» (например, широкий кругозор, широкие планы). Седьмое словарное значение связано с четвертым. Тип переноса – метафора по сходству в масштабах проявления признака (с размахом). Седьмое значение – «не стесненный в проявлении, в обнаружении чем-нибудь, с размахом» (например, широкая натура, широкий образ жизни). Начертим схему связи значений параметрического прилагательного широкий:

 

 SHAPE 

\* MERGEFORMAT

1

4

2

7

3

6

5

 

 

Схема 5

Таким образом, мы видим, что связь – смешанная, как и в предыдущих случаях.

Последнее прилагательное, которое мы рассмотрим, прилагательное узкий.

Оно имеет в словаре Н.Ю. Шведовой пять значений. Первое – «небольшой в ширину, в поперечнике» (например, узкая улица, узкий коридор). «Меньший в ширину, чем нужно» – второе словарное значение (например, туфли узки). Оно образовано от первого при помощи метафоры на основе сходства по размеру. Третье значение – «очень тесный, недостаточно просторный» (например, узкий рукав) – образовано от второго. Тип переноса при этом – метафора по сходству в степени проявления признака. «Охватывающий немного, немногих, ограниченный» (например, узкая специальность, узкое совещание) – четвертое значение. Оно образовано от первого при помощи метафоры на основе сходства в размере. Пятое, последнее значение таково – «односторонний, лишенный широты знаний, интересов» (например, узкий кругозор, узкий практицизм). Оно, по нашему мнению относится к четвертому значению. Тип переноса – метафора по масштабу проявления признака. Связь значений параметрического прилагательного узкий – смешанная. Вот ее схема:

1

2

3

4

5

 

 

 

 

        

 

 

 

Схема 6

 

 

 

После проведенного нами исследования можно сделать следующие выводы:

Данные параметрические прилагательные полисемичны (т.е. имеют несколько значений);

Сочетаясь с именами существительными, обозначающими лицо, его свойства, психические качества, ментальные состояния, физические характеристики и т.п., данные прилагательные употребляются в основном в своих вторичных значениях. Потому что именно в них они получают переносность.

Следовательно, мы будем рассматривать в следующем параграфе именно эти значения рассматриваемых нами параметрических прилагательных.

 

2.2. Анализ лексем, сочетающихся с параметрическими

прилагательными

Задачей данного параграфа является семантический анализ лексем, сочетающихся с исследуемыми нами параметрическими прилагательными. Нами рассмотрены 600 контекстов, в которых встречаются рассматриваемые нами прилагательные. Все они сочетаются с определенными именами существительными. В нашей работе мы разделили данные существительные на семантические группы и охарактеризовали их. Данные материалы представлены в таблице 1. При этом мы опирались на материалы статьи М.Б. Ташлыковой [17] и на приложение 1. 

Сначала мы разделили все существительные на две большие группы. Критерием послужила принадлежность данных субстантивов человеку, т.е. так или иначе характеризующих его. В группе существительных, характеризующих лицо, мы выделили еще четыре подгруппы. Получилась небольшая таблица всех сочетающихся лексем.

 

 

 

Таблица 1

Классификация имен существительных

Существительные, характеризующие лицо

Существительные, не характеризующие лицо

Лицо (лица)

Части тела

(физические характеристи-

ки)

Свойства и качества личности

Психичес-кие и ментальные состояния личности

Отклик

Размах

Охват

Опыт

Обиход

Шаг

Спрос

Круг

Перечень

Ряд

Контекст

Экран

Разброс

Резонанс

Гласность

Маневр

Вопрос

Ход

Национализм

Подход Консерватизм

Вывод

Идеализм

Конформизм

Разговор

Анализ

Аспект

Прокат

Трагизм

Раздор

Символ

Консерватизм

Лиризм

Идеализм

Умысел

Расчет

Ущерб

Грех

Повод

Подвиг

Шантаж

Недостаток

Просчет

Слух

Рэкет

Финал

Поклеп

Пас

Обман

Разврат

Долг

Эпизод

Миг

Гонорар

Флирт

Успех

Значение

Положение

Проявление

Искусство

Назначение

Служение

Освобождение

Технологии

Характеристики

Посты

Цели

Требования

Связи

Должности

Слова

Силы

Мгновения

Нормы

Образцы

Качества

Риск

Выбор

Результат

Титул

Темп

Потенциал

Ремесло

Развлечение

Уровень

Поклон

Силуэт

Жанр

Стиль

Средства

Понятие

Метод

Поступок

Чин

Звание

Ложь

 

 

 

Специалист

Лицо (а)

Он

Юноша

Технарь

Чизмаджев

Человек

Коллектив

Профессионал

Кооператив

Фанатик

Филистер

Следователь

Знаток

Делец

Зритель

Читатель

Массы

Мужчина

Родитель

Старик

Писатель

Мыслитель

Игрок

Ученый

Философ

Актер

Люд

Частник

Портянкин

Татарин

Жулик

Завистник

Граф

Промышленник

Негодяй

Шкодник

Интриган

Предприниматель

Спекулянт

Дилер

Буржуа

Рекламодатель

Собственник

«бес»

Жидок

Вор

Фраер

Бюрократ

политик

Воевода

Поклонник

Шулер

Представитель

Лейтенант

Пакостник

Грабитель

Ремесленник

Набутов

Командир

Карьерист

Временщик

Замзав

Сброд

Чиновник

Деятель

Бизнесмен

Клерк

Северянин

Хозяин

Служащий

Коммерсант

Народ

Политик

Стукач

Бандит

Истерик

Парень

Предатель

Жюри

Начальство

Покровители

Гости

Мужики

Мастера

Коллеги

Господа

Люди

Блондин

Красавец

Генерал

Брюнет

Рот

Лоб

Лицо

Шрам

Подбородок

Нос

Глаз

Череп

Кулак

Живот

Локоть

Таз

Бакенбарды

Брови

Язык

Голос

Пот

 

Профессиона-

лизм

Патриотизм

Психологизм

Маразм

Мастерство

Достоинство

Мужество

Самосознание

Умение

Притязания

Идеалы

Возможности

Порывы

Благородство

Героизм

Мысли

Помыслы

Интеллект

Желания

Инстинкты

Самоконтроль

Самооценка

Взгляд

Ум

Доверие

Угол зрения

 

 

Интерес

Траур

Страх

Конфликт

Шок

Обморок

Смех

Покой

Радости

Наслаждение

Ворчание

 

 

 

 

Теперь рассмотрим эти группы существительных подробнее.

Первая группа существительных, так или иначе характеризующих человека включает в себя следующие подгруппы:

Первая подгруппа - существительные, называющие непосредственно лицо и совокупность лиц. Эта подгруппа подразделяется в свою очередь еще на маленькие блоки:

1)    по профессии (например, следователь, делец,  актер, предприниматель, ремесленник, коммерсант и др.)

2)    по роду занятий (например, писатель, философ, вор, мыслитель, дилер и др. )

3)    по возрасту (например, парень, старик, мужчина и др.)

4)    по увлечениям (например, игрок, фанатик, поклонник и др.)

5)    по деятельности (например, рекламодатель, командир, спекулянт, частник, бизнесмен, спекулянт и др.)

6)    по социальному статусу (например, граф, буржуа, фраер, жидок, филистер и др.)

7)    собственно лицо (например, он, Набутов, Портянкин, Чизмаджев, красавец, блондин, брюнет и др.)

8)    совокупности лиц (например, коллектив, люд, народ, кооператив, сброд, начальство и др.).

В данной подгруппе  исследуемые нами параметрические прилагательные имеют по преимуществу переносное значение, т.е употреблены в каком-то из вторичных словарных значений прилагательного

(например, широкий читатель, узкий фанатик и т.д. ).

Вторая подгруппа менее многочисленна. Сюда входят существительные – названия частей тела человека, иначе его физические характеристики: рот, лоб, лицо, шрам, подбородок, нос, глаз, череп, кулак, живот, локоть, таз, бакенбарды, брови, язык, голос, пот. Параметрические прилагательные употреблены с  этими существительными в своем прямом значении (например, узкий нос, широкий лоб, высокие брови и т.д.)

Третья подгруппа – существительные, обозначающие свойства и качества личности: мужество, порывы, умения, героизм, мысли, помыслы, интеллект, желания, ум, идеалы, профессионализм, благородство, мастерство и др. В сочетании с ними прилагательные имеют переносное значение. Это можно объяснить тем, что в данную группу входят преимущественно абстрактные существительные. Т.е. те существительные, которые называют понятия, обозначающие действие или признак в отвлечении от производителя действия или носителя признака.

Четвертая подгруппа существительные – существительные, обозначающие психические и ментальные состояния личности. Сюда относятся следующие существительные:  конфликт, шок, обморок, смех, покой, страх, наслаждение и др. данные существительные сочетаются с параметрическими прилагательными в переносном значении, так как аналогично третьей подгруппе обозначают существительные, являющие собой отвлеченные процессы.

Вторая группа существительных, не относящихся непосредственно к лицу, не характеризующих его, довольно многочисленна. Сюда входят различные классы слов: отклик, размах, охват, подход, лиризм, консерватизм, умысел, ущерб, грех, повод, подвиг и т.д. Сочетаясь с такого рода словами, параметрические прилагательные в большинстве своем имеют переносное значение (например, широкий размах, узкий национализм, глубокий анализ, мелкий ущерб, высокое положение, низкое качество и др.) и лишь в некоторых случаях прямое (например, широкий шаг, мелкий пас и др.).

Самым многочисленным классом слов получилась подгруппа существительных, характеризующих непосредственно лицо. Такая таблица понадобится нам для выявления моделей сочетаемости параметрических прилагательных с именами существительными. На основе этой таблицы мы построили диаграммы, по которым можно сделать следующие выводы:

 В группе существительных, обозначающих лицо, преобладают сочетания с параметрическим прилагательным «мелкий» - 58,3 % (например, мелкий завистник, мелкий жулик, мелкий люд т.д.).

 

Существительные, обозначающие лицо

 

          В группе существительных, обозначающих части тела человека, преобладают сочетания с прилагательным «узкий» - 63,8 % (например, узкий нос, узкий череп, узкий глаз и т.д.)      

                    

Части тела (физические характеристики)

         В группе существительных, характеризующих свойства и качества личности на первом месте сочетания с прилагательным «высокий» - 68 % (например, высокое умение, высокое достоинство, высокое мужество и т.д.).

Свойства и качества личности

 

В последней группе, группе существительных, обозначающих психические и ментальные состояния личности, преобладают сочетания с параметрическим прилагательным «глубокий» - 72,8 % (например, глубокий страх, глубокий обморок и т.д.).

 

Психические и ментальные состояния

 

 

Подведем итог: существительные, сочетающиеся с параметрическими прилагательными глубокий/мелкий, широкий/узкий, высокий/низкий, довольно разнородны. Мы разделили их на несколько семантических групп, в основе выделения лежит какой-либо определенный признак (например, лица по профессии, физические характеристики лица и т.д.). При этом, как правило,  в сочетаниях с данными именами существительными преобладают прилагательные в переносном (вторичном), значении.

В каждой группе доминируют сочетания с определенным прилагательным. В последующих параграфах мы попытаемся определить, как выбор того или иного прилагательного зависит от семантики существительного.

 

 

2. 3. Семантический анализ параметрических прилагательных на основе лексической сочетаемости

Цель данного параграфа – выявление семантических особенностей существительных, сочетающихся с параметрическими прилагательными, а также определение характера и степени влияния этих особенностей на сочетаемость, если таковое влияние имеется. Для анализа мы возьмем лишь те существительные, сочетаясь с которыми, параметрические прилагательные имеют между собой пересечения. Опираться мы при этом будем на приложение 2. Например, нами  будет проанализировано существительное «человек», т.к. оно сочетается со всеми рассматриваемыми нами прилагательными.

Семантический анализ сделан нами на основе толкового словаря под редакцией Н.Ю. Шведовой [14]. 

Итак, для анализа нами были взяты только те прилагательные, которые имеют общие точки пересечения, т.е сочетаются с одинаковыми существительными, обозначающими различные параметры человека, а также наиболее типичные , часто встречающиеся сочетания.

 

1. Анализ сочетаний параметрических прилагательных с именами лиц.

Из данной категории существительных для анализа взяты следующие: человек, знаток, люди, чиновник, писатель. На примере семантического анализа этих слов, мы попытаемся определить от чего зависит выбор того или иного параметрического прилагательного.

Существительное человек в отобранных контекстах сочетается со всеми шесть рассматриваемыми нами параметрическими прилагательными. При анализе словарных дефиниций были выявлены те значения, которые приобретают параметрические прилагательные, сочетаясь с данным существительным. Прилагательное глубокий, в сочетании с существительным человек имеет следующее значение: «обладающий глубиной (в 4 значении), большой, сильный» (4 словарное значение в словаре Н. Ю. Шведовой). Глубина (в 4 значении) – «сила, степень проявления чего-нибудь, основательность». Значит в данном сочетании актуализирована сема глубины, силы, высокой степени проявления каких-либо черт, присущих человеку. Иначе говоря, характеризуется внутренний эмоциональный мир человека (глубина эмоций, чувств, способность глубоко переживать что-либо и т.д.). В результате контекстного анализа прилагательного мелки» в сочетаниях с существительным человек выявлено следующее его значение: «ничтожный, низменный». Ничтожный – «совершенно незначительный по роли, внутреннему содержанию, не внушающий к себе уважения, мелкий» - характеризует человека, как ограниченного, морально бедного. Прилагательное низменный - «подлый, бесчестный» - говорит само за себя. В данном сочетании появляется резко отрицательная личность. Сочетание высокий человек имеет следующее словарное значение: «очень значительный, возвышенный по форме и содержанию». Высокий человек в этом смысле – духовно богатая, высоконравственная личность. Перед нами складывается некий положительный, недосягаемый образ.

Сочетание низкий человек в контексте приобретает следующее значение: «подлый, бесчестный». Подлый – «низкий в нравственном отношении, бесчестный». Бесчестный – «нарушающий требования чести, непорядочный». Перед нами безнравственная, подлая личность, лишенная моральных принципов. Сочетание широкий человек употреблено в следующем значении: «не стесненный в проявлении, обнаружении чего-нибудь, с размахом». При этом размах понимается, как «широта, объем деятельности, работ». На наш взгляд в данном сочетании, сема ширины, размаха, не стесненности характеризует внутренний, а именно душевный мир человека. В сочетании узкий человек - «односторонний, лишенный широты знаний, интересов» - актуализирована сема ограниченности, недалекости, узости. 

Из рассмотренного выше можно сделать следующие выводы. Прилагательное высокий характеризует внутреннее содержание человека: нравственные принципы, интеллектуальные особенности. Прилагательное широкий дает представление о мировоззрении человека, его душевном облике. Глубокий характеризует эмоциональную сторону. Сходство этих прилагательных в том, что, сочетаясь с существительным человек, они имеют положительную коннотацию. Различие – в сферах, которые они характеризуют. Следовательно, когда мы хотим сказать о глубоко эмоциональном человеке, тонко чувствующем, способным сопереживать, мы употребим прилагательное глубокий. Если же нам нужно охарактеризовать человека, как высоконравственного, способного  на героический поступок, то мы выбираем прилагательное высокий и т.д.

Прилагательное низкий описывает интеллектуальную и деятельностную сферы человека: поступки, помыслы. Прилагательное мелкий рисует моральный облик человека, его нравственную позицию. Узкий характеризует интеллектуальные особенности личности.

Т.о. употребление того или иного прилагательного зависит от контекстуального семантического значения имени существительного.

Следующее существительное, которое мы рассмотрим в нашей работе – существительное чиновник.

Чиновник имеет в словаре Н.Ю. Шведовой следующее значение: «государственный служащий (в России до 1917 года – обязательно имеющий один из служебных разрядов табели о рангах)». В рассматриваемых нами контекстах это слово сочетается  с прилагательными мелкий и высокий. В сочетании «мелкий чиновник» прилагательное имеет значение: «малозначительный по общественному положению», иначе говоря, в нем актуализирована сема значимости, точнее ее отсутствие. Значение прилагательного высокий следующее: «выдающийся по своему значению, очень важный». Здесь выражена та же сема, только со знаком «+». Между этими сочетаниями возникают противительные отношения, т.е. прилагательные высокий и мелкий характеризуют один и тот же параметр, но с абсолютно противоположных сторон.

Существительное люди сочетается с прилагательными высокий и низкий. При этом высокий - «выдающийся по своему значению, очень важный почетный». Здесь, как и в случае с чиновником, выявляется сема значимости, общественной признанности. Параметрическое прилагательное низкий - «подлый, бесчестный» - характеризует людей с иной стороны. Здесь, как и в сочетании низкий человек, характеризуется нравственный облик людей. Таким образом, оба параметрических прилагательных, сочетаясь с одинаковыми существительными, описывают их совершенно с разных сторон.

Существительное писатель сочетается с прилагательными глубокий и мелкий. Прилагательное мелкий в данном случае означает следующее: «не имеющий большого значения, не существенный; не требующий больших затрат, усилий». Т.е это такой писатель, творчество которого малоизвестно, не значительно. Глубокий - «обладающий глубиной, большой, сильный» - характеризует писателя совершенно с иной стороны. Это человек, творчество которого значимо, наполнено глубоким смыслом. Следовательно, между этими прилагательными тоже возникают противительные отношения.

Рассмотрим существительное знаток. Оно сочетается с прилагательными узкий и глубокий. Узкий значит «охватывающий немногое, немногих, ограниченный». Такой человек является знатоком, который специализируется на какой-то определенной сфере без указания на степень владения знаниями. Глубокий - «обладающий глубиной, большой, сильный» -  характеризует человека, как знатока в высокой степени, обладающего глубокими, прочными знаниями в своей области. Т.о. значения этих прилагательных противоположны.

В этой группе существительных преобладают сочетания с параметрическим прилагательным мелкий. Как мы уже выяснили выше, данное прилагательное, сочетаясь с именем лица, получает отрицательную коннотацию. А так как большинство существительных имеет отрицательную окраску (например, жулик, вор, завистник и др.), то, соответственно, наиболее часто встречается прилагательное мелкий.

 

 

2. Анализ сочетаний с именами психических и ментальных состояний личности.

Из этой группы существительных для анализа мы возьмем следующие: покой, шок, страх, обморок.

Существительное покой - «состояние тишины, отдыха, бездеятельности, отсутствие беспокойства» - сочетается с прилагательным глубокий, которое в контексте приобретает следующее значение: «обладающий глубиной, большой, сильный». В данном случае актуализируется сема силы, высокой степени проявления признака.

Существительное шок - «тяжелое расстройство функций организма вследствие физического повреждения или психического потрясения» - сочетается с прилагательным «глубокий», которое имеет такое же значение, как и в предыдущем случае. Снова прилагательное указывает на степень проявления признака, на его глубину, силу. Аналогичная ситуация прослеживается и в сочетании глубокий обморок. Обморок – «внезапная потеря сознания». Прилагательное глубокий вновь указывает на силу, степень проявления признака. В сочетании глубокий страх прилагательное  имеет то же значения, что и в предыдущих сочетаниях. Разница лишь в понятии, обозначаемом именем существительным. Страх -  «очень сильный испуг, сильная боязнь».

Мы не случайно взяли для анализа данные существительные, так как в этой группе слов преобладают сочетания с прилагательным глубокий. Это объясняется тем, что практически все существительные этой группы  обозначают психические состояния низкого уровня психической активности. Прилагательное глубокий характеризует именно такие состояния. В этом и заключается причина его преобладания.

3. Анализ сочетаний с именами свойств и качеств личности.

Из этой группы мы возьмем для анализа существительные взгляд, мысли, чувства, кругозор, ум.

Существительное ум сочетается в наших контекстах с прилагательными узкий и глубокий. Ум в толковом словаре Н.Ю. Шведовой имеет следующее значение: «такая способность, развитая в высокой степени, высокое развитие интеллекта». Интеллект – это «мыслительная способность, умственное начало у человека». Сочетаясь с этим существительным прилагательное узкий приобретает следующее значение: «односторонний, лишенный широты знаний, интересов». Узкий в данном случае – не глубокий, поверхностный ум, ограниченный. В сочетании глубокий ум прилагательное обозначает «обладающий глубиной, большой, сильный».  Из данного контекста проясняются такие свойства  ума, как высокая степень, прочность знаний. Эти прилагательные различаются степенью знаний, их прочностью, глубиной.

Существительное кругозор сочетается с прилагательными широкий и узкий. Прилагательное широкий означает «обширный, неограниченный, лишенный узости». Здесь актуализируется сема безграничности, широты познаний человека. В сочетании узкий кругозор прилагательное приобретает следующее значение: «односторонний, лишенный широты знаний, интересов». В данном случае реализуется сема ограниченности, узости познаний. Т.о, выявляется противоположность семантики обоих прилагательных.

Существительное взгляд имеет следующее словарное значение: «мнение, суждение». Мнение – «суждение, выражающее оценку чего-нибудь», суждение – «мнение, заключение».

Существительное взгляд сочетается с прилагательными широкий, узкий и глубокий. В сочетании «широкий взгляд» прилагательное имеет такое значение: «обширный, неограниченный, лишенный узости». В данном случае реализуется сема неограниченности, широты. Узкий - «односторонний, лишенный широты знаний, интересов» - характеризует ограниченный, неширокий взгляд. В сочетании глубокий взгляд прилагательное приобретает значение «обладающий глубиной, большой, сильный». Здесь реализуется сема интенсивности, силы, глубинный мнений и суждений человека. Между прилагательными широкий и узкий возникают противительные отношения, они характеризуют взгляд по объему, ограниченности/неограниченности мнений и суждений, в прилагательном глубокий актуализируется другой компонент смысла – сила, степень проявления признака.

Существительное мысли - «то, что заполняет сознание» - сочетается с прилагательными низкие и высокие. При этом прилагательное высокий имеет такое значение: «очень значительный, возвышенный по форме и содержанию». В данном случае реализуется сема возвышенности, значительности. Высокие мысли – мысли на возвышенные, возможно моральные, нравственные, патриотические темы. В сочетании низкие мысли прилагательное имеет следующее значение: «подлый, бесчестный». Низкие мысли - мысли на низменные темы, связанные с удовлетворением первичных потребностей человека. Данные прилагательные характеризуют различные сферы человека: высокий - духовную, а «низкий» - физическую, инстинктивную.

Существительное чувства в толковом словаре имеет такое определение: «осознанное отношение к чему-нибудь». В контекстах оно сочетается с прилагательными высокие и низкие. Прилагательное высокий, как и в сочетании высокие мысли, имеет аналогичное значение: «очень значительный, возвышенный по форме и содержанию». Вновь актуализируется сема возвышенности, значительности. И прилагательное низкий имеет такое же значение, как и предыдущем случае, - «подлый, бесчестный». Реализуется сема низменности. Следовательно, и в данном случае между прилагательными возникают противоположные значения, так как ими описываются различные сферы человеческой жизни.

Мы рассмотрели несколько существительных из группы лексем, обозначающих, свойства и качества личности. В этой группе, как было отмечено выше, преобладают сочетания с прилагательным высокий. Это объясняется тем, что в отобранных нами контекстах доминируют абстрактные существительные, такие как мнение, достоинство, мужество, героизм и т.д., значение которых уже само по себе указывает на возвышенность, значимость чувства.

Подводя итог, отметим, что выбор того или иного параметрического прилагательного, актуализация определенной семы в  сочетаниях с именами существительными различного типа зависит от семантического значения существительного, от того компонента смысла имени существительного, который характеризуется параметрическим прилагательным. 

 

2.4. Анализ синтаксических функций параметрических имен прилагательных

По традиции на протяжении многих десятилетий имя прилагательное включалось в разряд именных слов и часто рассматривалось в одном ряду с именами существительными.  Но с появлением генеративной грамматики эту часть речи стали относить к разряду признаковых слов. Включение адъективной лексики в этот разряд имеет свою аргументацию. Слова подразделяются на две группы. К первой группе относят слова, имеющие предметную семантику. Ко второй – прилагательные и глаголы, так как они проявляют сходство в сфере функционирования в составе предложения, а также обращены к фрагментам экстралингвистического мира, которые можно охарактеризовать как атрибуты субстанции.  Между прилагательным и глаголом, однако, есть и существенное отличие. Если какой-либо признак мыслится как меняющийся во времени или динамичный, то он выражается при помощи глагола. Если же он мыслится как присущий объекту, то наименование происходит при помощи имени прилагательного. Таким образом, противопоставляя глагол и прилагательное как  признаковые слова, можно сказать, что динамичность обычна для глаголов и не обычна для имен прилагательных, а статичность – это обычное свойство прилагательных, и необычное для глаголов. Другими словами, для прилагательных типично описание именно статичных признаков. Однако, это не всегда так. Многие прилагательные  могут обладать определенными динамическими характеристиками, т.е. выполнять предикативную функцию.

Из выше сказанного следует, что имена прилагательные в коммуникативной структуре предложения могут играть роль определений, выражая при этом статичный, изначально присущий предмету признак, и сказуемого, выражая признак динамичный, изменчивый во времени.

Попытаемся определить, какую именно нагрузку в коммуникативной структуре предложения несут рассматриваемые нами параметрические имена прилагательные.

Нами для анализа было отобрано около 600 контекстов. Каждый контекст был рассмотрен отдельно, и на основе этого рассмотрения, была определена параметрического прилагательного. Что наглядно было понятно, каким образом осуществлялся функциональный анализ, и какими членами предложения являются параметрические прилагательные, приведем несколько контекстов в пример.

Анализ контекстов с прилагательным высокий

1. Людмила Улицкая. Путешествие в седьмую сторону света // Новый Мир, № 8-9, 2000 

По милости судьбы́ арестован он не́ был даже тогда́, когда́ в са́мом конце́ войны́ написа́л гне́вное письмо́ на и́мя чле́на Вое́нного сове́та о мародёрстве и ма́ссовых изнаси́лованиях неме́цких же́нщин, о недосто́йном поведе́нии сове́тских солда́т и да́же офице́ров, нося́щих высокое зва́ние во́инов-освободи́телей...

2.  Ю. О. Домбровский. Факультет ненужных вещей, часть 2 (1978).

На ка́ждой страни́це видно высокое сле́дственное и операти́вное мастерство́.

3.     Александр Солженицын. В круге первом, т.1, гл. 1-25 (1968) // «Новый Мир», 1990

А управля́ть людьми́ ― э́то высокое уме́ние, э́то мо́жно дове́рить то́лько специа́льным ка́драм, осо́бо ото́бранным ка́драм, закалённым ка́драм, дисциплини́рованным ка́драм.

4.     Фазиль Искандер. Письмо (1969)  

И одновреме́нно с э́тим у меня́ возни́кло ощуще́ние, похо́жее на гру́стное предчу́вствие, что жизнь в са́мые свои́ высокие мгновенья будет приоткрыва́ться мне в свое́й мно́жественности и что я никогда́ не смогу́ воспо́льзоваться одни́м из ее многочи́сленных ответвле́ний, я буду идти́ по наме́ченной стезе́..

5.     Ю. О. Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом, часть 1 (1943-1958)  

Но ведь э́то муравьи́, и благоро́дство-то и герои́зм у них подсозна́тельные, а поэ́тому и таки́е высокие. Что уж тут бить себя́ в грудь да произноси́ть высо́кие слова́

6.     А. П. Чехов. Свадьба (1889) 

Мы, ва́ше превосходительство, лю́ди не зна́тные, не высокие, лю́ди просты́е, но не поду́майте, что с на́шей стороны́ како́е-нибудь жу́льничество.

7.     И. А. Гончаров. Хорошо или дурно жить на свете? (1841)  

Мгнове́ния той жи́зни испо́лнены игры́ ума́ и чувств, цвету́щих, живы́х наслажде́ний всем, что есть прекра́сного в ми́ре: для мужчи́н есть приро́да, высокие иску́сства, мечты́ и же́нщины, для же́нщин то́же―приро́да,

иску́сства, мечты́ и мужчи́ны, то есть мы.

8.     В. Ф. Одоевский. Импровизатор (1833)  

Едва́ назнача́ли ему́ предме́т, ― и высокие мы́сли, тро́гательные чу́вства, в оде́жде полнозву́чных ме́тров, вырыва́лись из уст его, как фантасмагори́ческие ви́де́ния из волше́бного же́ртвенника.

9.     Сергей Алексеев. Превращения цепей. Премия для молодого ученого-теоретика (2003) // «Известия», 2003.02.20  

Э́то и поня́тно, теоре́тику осо́бого обору́дования не нужно, а прису́щий оте́чественным учёным высокий интелле́кт, фанта́зия и широ́кая эруди́ция как нельзя́ лу́чше подхо́дят и́менно для ка́чественного теорети́ческого осмысле́ния полу́ченных за после́дние пол века да́нных.

10.           Андрей Митьков. По пути в Гаагу. «Дело Лазутиной» дошло до гражданского суда. За это спортивные чиновники грозят дисквалифицировать всю Россию (2002) // «Известия», 2002.10.30  

И тут в очередной раз высокий профессионализм доказали юри́сты "Rickenbach and Partners".

Как видно из приведенных контекстов, прилагательное «высокий» в большинстве случаев является определением. Лишь в двух контекстах из ста оно играет роль сказуемого.

Анализ контекстов с прилагательным низкий

1. Людмила Улицкая. Путешествие в седьмую сторону света // Новый Мир, № 8-9, 2000  

И в э́той то́чке открыва́лось, что люба́я педаго́гика есть бред и холо́дный рационали́зм, и когда́ начина́ется педаго́гика, отступа́ет приро́дное чу́вство, глубо́кое, живо́тное чу́вство любви́ к детёнышу... Са́мое низкое из всех высо́ких чувств... ― Я говорю́ э́то соверше́нно серьёзно.

2. Борис Грищенко. Посторонний в Кремле (2004)

Кроме того, доказывал Подгорный, больше пишут даже про Суслова, Кириленко и других товарищей, занимавших, как он был убежден, гораздо более низкое положение в тогдашней партийно-государственной иерархии.

3.     М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита, часть 1 (1929-1940)  

― Изумительно! ― воскликнул непро́шеный собесе́дник и, почему́-то воровски́ огляну́вшись и приглуши́в свой низкий го́лос, сказа́л: ― Прости́те мою́ навя́зчивость, но я так по́нял, что вы, поми́мо всего́ про́чего, ещё и не ве́рите в бо́га? ― он сде́лал испу́ганные глаза́ и приба́вил: ― Кляну́сь, я никому́ не скажу́.

4.     В. А. Жуковский. Письмо к А.И.Тургеневу (1825)  

Тут видно удиви́тельно бесце́льное зве́рство. И како́й дух низкий, разбо́йничий! Каки́ми банди́тами они́ де́йствовали!

5.      Д. И. Фонвизин. Каллисфен (1788)  

Скотаз, нача́льник обо́за, был из тех придво́рных тва́рей, ко́их поведе́ние пред зна́тными весьма́ по́дло, но пред те́ми, коих он не боя́лся и в ком не иска́л, весьма́ гру́бо; сло́вом, челове́к был низкий и глуп до невероя́тности; верблю́ды, ло́шади, ослы́ составля́ли существо́ душе́вных его чувств.

6.     В. П. Зинченко. Таинство творческого озарения (2004) // «Вопросы психологии», 2004.10.12  

Высокий ли, низкий ли внутренний человек не может появиться без активности, поведения и деятельности человека внешнего.

7.     М. А. Булгаков. Театральный роман (1936-1937)  

Оста́вьте меня́! Низкие лю́ди! ― и вы́бежала вон. За не́ю устреми́лся до́ктор, воскликнув "дорога́я!" ― а за до́ктором, вы́нырнув отку́да-то, то́пая в ра́зные сто́роны подагри́ческими нога́ми, полете́л Демьян Кузьмич.

8.     Д. И. Фонвизин. Недоросль (1782)  

Я в э́том согла́сен с ва́ми; да как мудрено истребля́ть закорене́лые предрассудки, в которых низкие души находят свои́ выгоды!

9.     Посланники дьявола (2004) // «Солдат удачи», 2004.06.09  

Ее проведение показало низкий профессионализм саудовских национальных гвардейцев и, в первую очередь, в вопросах контртеррористической подготовки; необычайную сложность борьбы с террористами при массовом захвате заложников (это впоследствии подтвердили теракты в Буденновске, Первомайском, в Театральном центре на Дубровке в Москве).

10.            Ф. М. Достоевский. Село Степанчиково и его обитатели (1859)  

Низкая душа, выйдя из-под гнета, сама гнетет.

Рассмотрев таким образом все 100 контекстов с параметрическим прилагательным «низкий», мы установили, что в 98 из них прилагательное выполняет функцию определения.

Анализ контекстов с прилагательным широкий

1. Сати Спивакова. Не всё (2002)

Человек он был широкий, щедрый, любивший красиво пожить, знал весь Париж.

2. Андрей Волос. Недвижимость (2000)

Один – нормального человеческого роста, но необыкновенно широкий в покатых борцовских плечах.

3.     И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995-1999)

Этого разностороннего артиста широкий зритель должен бы знать в лицо́: в фильме Юрия Озерова "Освобождение" он сыграл Черчилля.

4.     Василий Гроссман. Жизнь и судьба, часть 2 (1960)

Виктор Павлович не показывал, что неожиданно широкий интерес к его работе радует его́.

5.     Леонид Южанинов. "Ахтунг! Ахтунг! В небе-Покрышкин!" // "Наш современник", 2004

Наконец, широкий читатель может разобраться в соотношении счетов сбитых советских летчиков-истребителей и пилотов люфтваффе.

6.     Субботин Василий. Протоиерей Николай Соколов // "Журнал Московской патриархии", 2004

Его широкий кругозор, богословскую образованность и компетентность высоко ценили архипастыри, имевшие его верным помощником, а также близко знавшие его духовные лица и пасомые.

7.     Анна Афанасьева и др. Весь Совет Федерации (2002) // «Коммерсантъ-Власть», 2002.02.26  

Самый широкий специалист в СФ ― Владимир Шойжилжапов.

8.     Яна Жемойтелите. Аисты (2002)  

Рот у Николая был широкий, растянутый почти во все скуластое лицо.

9.     Галина Симанская. Бусыгинский баритон (2002) // «Биржа плюс свой дом» (Н. Новгород), 2002.12.16  

И по-человечески он мне близок: открытый, широкий, добродушный.

10.            Михаил Бутов. Отчуждение славой // «Новый Мир», 2000  

Тут возможны два взгляда ― широкий и узкий.

В данной группе контекстов снова преобладают прилагательные в роли определений. Однако, в восьми контекстах из ста параметрическое прилагательное «широкий» употреблено в функции сказуемого.

 

 

 

Анализ контекстов с прилагательным узкий

1. Александр Филиппов. Участь эксперта // «Отечественные записки», 2003  

Писатель ― узкий специалист, а цензор ― универсальный гений.

2. Василий Гроссман. Жизнь и судьба, часть 2 (1960)  

Он сказал, что узкий практицизм губит науку, кем бы он ни́ был высказан, "даже самим Господом Богом"; лишь великая теория порождает великую практику.

3.     К вопросу о месте международного процессуального права в системе российского права (2003) // «Арбитражный и гражданский процессы», 2003.11.24  

      В понятие гражданско-процессуальные отношения, осложненные иностранным элементом, в широком смысле слова, входят собственно гражданско-процессуальные отношения (т.е. узкий смысл), арбитражно-процессуальные отношения, процессуальные отношения в рамках международного коммерческого арбитража и др.,  процессуальные отношения, осложненные иностранным элементом, вытекающие из частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

4.     Елена и Валерий Гордеевы. Не все мы умрем (2002) 

Но внешне на немца похож, даже очень, ярко выраженный нордический тип белой расы: Ежик не только высокий и голубоглазый, но и нос у него узкий, и голова удлиненной формы, и здоровье дай бог каждому, и зубы свои, а ему тридцать семь, хотя выглядит моложе.

5.      Татьяна Набатникова. День рождения кошки (2001)  

Он взмахивал растопыренными руками, сам узкий, неправдоподобный, как будто нарисованный на детском рисунке: ручки-палочки, ножки-палочки и туловище-палочка.

6.     Михаил Бутов. Отчуждение славой // «Новый Мир», 2000  

Тут возможны два взгляда ― широкий и узкий.

7.      Андрей Белянин. Свирепый ландграф (1999)  

 Глаза черные, косоватые, уши острые и оттопыренные, нос крючком, лоб узкий, ни усов, ни бороды, губы тонкие, из под верхней выползают два аккуратненьких клыка.

8.      Александр Бовин. Пять лет среди евреев и мидовцев, или Израиль из окна российского посольства (1999)  

И тут начинается игра. Я симулирую узкий профессионализм. Если пишу о Китае, то стремлюсь написать так, чтобы китаист видел во мне коллегу.

9.      Шамиль Тарпищев. Самый долгий матч (1999)  

А узкий кругозор может стать опасным для будущего.

10.            А. И. Деникин. Путь русского офицера (1953)  

Нашей 5-й дивизией командовал генерал Перекрестов, человек не узкий и не формалист, благожелательно относившийся к нам.

Как видно из приведенных примеров, прилагательное «узкий» в большинстве случаев выражает постоянный признак, т.е. выполняет функцию определения.

Анализ контекстов с прилагательным глубокий

   1.   Виталий Куренной. Наука в современном мире // «Отечественные записки», 2003  

Бо́лее глубо́кий взгляд (см., наприме́р, рабо́ты Георга Зиммеля, Мартина Хайдеггера) обнару́живает определённую корреля́цию ме́жду экономи́ческими, социа́льными, техни́ческими, нау́чными и полити́ческими тенде́нциями разви́тия совреме́нной техногенной цивилиза́ции, облада́ющей в си́лу э́того мо́щной экспанси́вной эне́ргией.

 2.   Ю. О. Домбровский. Хранитель древностей, часть 2 (1964)  

―Вы меня́ не зна́ете? ― спроси́ла она́. Го́лос у неё был глубо́кий, грудно́й. ―Нет, ― сказа́л я.

3.     Василий Гроссман. Жизнь и судьба, часть 3 (1960)  

У него́ был оригина́льный, стра́нный, ви́димо, глубо́кий ум, но он был ме́лок в жите́йских дела́х, ― всегда́ трево́жился, что ему́ да́ли ме́ньше, ху́же, чем други́м, что ему́ сократи́ли прогу́лку, что во вре́мя прогу́лки кто́-то ел его сухари́.

4.      Лидия Вертинская. Синяя птица любви (2004)  

Это глубокий образ, удивительно сильный, независимый характер, человек, переживающий крушение и обретение себя вновь.

5.      Женщина + мужчина: Брак (форум) (2004)  

Может, вы знаменитый певец, прелестный поэт или глубокий писатель?

  6.  Страницы истории (2004) // «Дипломатический вестник», 2004.05.25

Даже в преклонном возрасте Н.П. Румянцева не покидал глубокий интерес к поискам новых документальных памятников, проливающих свет на историю Отечества.

 7. Людмила Гурченко. Аплодисменты (1994-2003)  

А потом, в небольшой роли учительницы, которая не любит детей, я подыгрывала Олегу Борисову в фильме « Дневник директора школы », где он создал свой, борисовский, глубокий, очень теплый, душевный характер директора -учителя.

8.  Ирина Локтионова. Поиск места: собеседование (2003) // «Карьера», 2003.11.01  

Заранее подготовленные вопросы, призванные продемонстрировать глубокий профессионализм и интерес к работе, ничего, кроме досады, не вызовут.

9.  Георгий Орлов. Галерея масонских портретов (2003) // «Лебедь» (Бостон), 2003.08.11  

Не будет преувеличением сказать, что в масонстве все редкие качества Осоргина ― его большое личное очарование, его бескорыстие, глубокий ум, исключительный дар слова и пера расцвели полный цветом.

10. Диверсант по имени Ксанти (2003) // «Солдат удачи», 2003.11.05  

« Купер » (псевдоним Кулика в Испании) сам по себе храбрый командир, но малограмотный, неумный, с солдафонскими замашками стал заместителем наркома, а прекрасный тактик, глубокий интеллигентный человек, талантливый военачальник Владимир Ефимович Горев по возвращении из Испании арестован и расстрелян.

И в этой группе контекстов прилагательное играет роль определений. Лишь в одном контексте из ста параметрическое прилагательное «глубокий» имеет динамический характер и играет роль сказуемого.

Анализ контекстов с прилагательным мелкий

1. Людмила Улицкая. Путешествие в седьмую сторону света // Новый Мир, № 8-9, 2000  

Сня́ли под Звенигородом большу́ю зи́мнюю да́чу, принадлежа́щую карье́рному адмира́лу, отпра́вленному за ме́лкий грех кру́пного воровства́ в почётную ссы́лку в Канаду, на до́лжность вое́нного атташе́ в посо́льство.

2. Сергей Довлатов. Чемодан (1986)  

― Ну, пахлаво́й, кака́я ра́зница... А ме́лкий ча́стник ― э́то да́же хорошо́. Э́то сейча́с негла́сно поощря́ется.

3.      Василий Гроссман. Жизнь и судьба, часть 2 (1960)  

Да в общем, всё э́то пустяки́. Болтовня́ Гавронова ничто́жна, ― психопа́т, ме́лкий зави́стник. Никто́ не возрази́л ему́, потому́ что сли́шком неле́по, смешно́ то, что он заяви́л.

4.      А. П. Чехов. Вишневый сад (1904)  

Ведь он негодя́й, то́лько вы одна́ не зна́ете э́того! Он мелкий негодя́й, ничто́жество... Любовь Андреевна.

5.      Драматургические игры режиссера Игоря Ливитина (2004) // «Театральная жизнь», 2004.06.28  

Оскорбление, которое Полетика не может простить, но которое служит лишь катализатором выплеска той злобной энергии, что испытывает мелкий человек при свидании с личностью, много превосходящей его масштабом.

6.      Геннадий Зюганов. Противостояние (2003) // «Наш современник», 2003.09.15  

И почему крестьянин, традиционно определяемый как потенциальный мелкий буржуа, в массе своей быстро раскусил опасность реставрации частной собственности на землю и выступил против разрушения крупных коллективных хозяйств, против денационализации земли и, следовательно, против политики ельцинского режима? ..

7.      Людмила Петрушевская. Город Света // «Октябрь», 2003  

Бабушка очень торопилась и оглядывалась, как мелкий вор.

8.      Татьяна Устинова. Большое зло и мелкие пакости (2003)  

Человек в плаще был мелкий, незаметный и совершенно неинтересный.

9.      Сергей Шерстенников. Opel Astra N-JOY 1.8: 14350 км (2002) // «Автопилот», 2002.12.15  

― Сезон летящей из-под колес грязи выявил еще один мелкий недостаток: содержимое бачка омывателя, вмещающего всего 2,3 литра жидкости, уходит очень быстро.

10.            Сергей Лукьяненко. Ночной дозор (1998)

Да неужели Завулон такой мелкий?

В этой, как  и в остальных группах контекстов, прилагательное в большинстве случае выполняет атрибутивную функцию, т.е. является определением.

Таким образом, в рассмотренных нами контекстах параметрические имена прилагательные выступают в роли определений, т.е. их функция – атрибутивная. Предикативную нагрузку рассматриваемые имена прилагательные несут лишь в определенных случаях. Процентное соотношение параметрических прилагательных в роли определений и в роли сказуемых – 96 %:4 % соответственно.

Следовательно, параметрические прилагательные высокий/низкий, широкий/узкий, глубокий/мелкий в отобранных контекстах обозначают постоянный, не меняющийся во времени признак.

 

2. 5. Синонимия и антонимия параметрических прилагательных

широкий/узкий, глубокий/мелкий, высокий/низкий

Цель данного параграфа – выявление синонимических и антонимических отношений среди рассматриваемых нами параметрических прилагательных.  В теоретической главе мы уже упомянули о том, какие разновидности синонимов и антонимов встречаются в современных классификациях, и сделали предположение,  какой именно вид синонимии или антонимии обнаруживается среди параметрических прилагательных.

Для данного анализа нами будут взяты только те прилагательные, которые обнаруживают между собой точки пересечения, т.е. сочетаются с одинаковыми именами существительными.

Для исследования нами отобраны следующие имена существительные: ум, человек, кругозор, писатель, мысли. Данные лексемы, как нам кажется, будут наиболее показательны в обнаружении синонимии и антонимии. Значения прилагательных взяты нами из словаря Н.Ю. Шведовой.

Существительное ум сочетается в наших контекстах с прилагательными узкий и глубокий.  В сочетании узкий ум (односторонний, лишенный широты знаний, интересов)  актуализирована сема ограниченности ума, односторонности. Такой ум охватывает малый спектр знаний. Глубокий ум (обладающий глубиной, большой, сильный) – ум, также охватывающий небольшой диапазон знаний, но с той лишь разницей, что знания эти глубинны, прочны, качественны, в отличие от узкого ума. Между значениями этих параметрических прилагательных синонимические или антонимические отношений не возникает, т.к., охватывая небольшой спектр знаний, и узкий и глубокий ум все же существенно отличаются по сути выражаемого ими понятия. Если, например, изобразить систему координат, то эти прилагательные будут располагаться на различных ее осях.

 

Существительное человек сочетается со всеми параметрическими шестью прилагательными. Попробуем рассмотреть их попарно. Синонимические отношения явно прослеживаются между сочетаниями низкий человек (подлый, бесчестный) и мелкий человек (ничтожный, низменный). И в том и в другом случае актуализируется сема приземленности, мелочности, бездуховности, аморальности личности. К тому же низменный – «подлый, бессчетный» в словаре Н.Ю. Шведовой.

Между прилагательными широкий и узкий существует малая степень антонимии. Если широкий толкуется как «не стесненный в проявлении, обнаружении чего-нибудь, с размахом», то здесь реализуется сема неограниченности, широты человеческой натуры. Прилагательное же узкий актуализирует сему ограниченности личности. Таким образом, эти значения являются противоположными и вступают в антонимические  отношения.

Между прилагательными высокий и низкий также возникают антонимические отношения, при этом высокий толкуется как «очень значительный, возвышенный по форме и содержанию», а низкий - как «подлый, бесчестный». Первое прилагательное рисует нам духовно богатую личность, способную на возвышенные порывы, обладающую высокими моральными принципами, второе же прилагательное показывает нам личность духовно и морально бедную, с низменными желаниями и примитивными инстинктами.

Рассмотрим сочетания широкий кругозор и узкий кругозор. Значение прилагательного широкий в словаре Н.Ю. Шведовой звучит так: «обширный, неограниченный, лишенный узости», значение прилагательного узкий - односторонний, лишенный широты знаний, интересов». В первом случае кругозор личности охватывает огромный спектр знаний, умений, во втором – диапазон  знаний сужается до минимума. Вследствие чего между прилагательными возникают противоположные значения.

Существительное писатель сочетается с прилагательными глубокий и мелкий, между значениями которых в контексте возникают антонимические отношения. Глубокий значит «обладающий глубиной, большой, сильный», мелкий - «малозначительный по общественному положению». Мелкий писатель - такой, творчество которого не значимо для современности, не выражает никаких глубоких мыслей, не масштабно, не эпохально. Глубокий же характеризует писателя как масштабного литературного деятеля, значимого для своей эпохи, ставящего вечные философские, морально-нравственные проблемы в своем творчестве.

Сравним сочетания высокие мысли и низкие мысли. В словаре Н.Ю. Шведовой мы нашли следующие толкования: высокий - «очень значительные, возвышенные по форме и содержанию», низкие - «подлые, бесчестные». Между прилагательным возникают антонимические отношения, т.к. оба они выражают противоположные понятия. Высокие мысли - мысли о возвышенном, метафизическом. Низкие мысли - мысли  о низменном, материальном, о чем-то приземленном, мерзком до аморальности.

Таким образом, мы выяснили, что между пересекающимися друг с другом параметрическими прилагательными существуют синонимические и антонимические отношения. Причем возникающая синонимия – понятийная, контекстуальная.  При определении вида антонимии мы опираемся на работы И.М. Кобозевой. Исходя из этого, антонимия, возникающая между рассматриваемыми нами атрибутами  – контрарная, так как данный вид отношений возникает между параметрическими прилагательными.

 

Выводы по второй главе

В практической главе нашей дипломной работы мы рассмотрели весь отобранный нами материал. Нами проанализировано 600 контекстов электронного ресурса «Национальный корпус русского языка». Контексты взяты из различных источников: художественной литературы, периодической печати, форумов, частных бесед, смс-сообщений, литературы специального назначения. Что позволяет надеться на объективность и достоверность полученных выводов.

В этой главе мы проанализировали словарные дефиниции, посвященные исследуемым параметрическим прилагательным, выявили тип связей между вторичными и первичными значениями, определили тип переноса, составили схемы. Так же нам осуществлен анализ синтагматических свойств параметрических прилагательных. Расклассифицированы по тематическим группам, проанализированы с точки зрения семантики все существительные, с которыми сочетаются параметрические прилагательные. Нами также сделан семантический и функциональный анализ параметрических прилагательных. В рамках первого мы выяснили семное строение прилагательных, определили степень влияния семантики существительного на выбор того или иного прилагательного. В рамках второго анализа нами выявлены все функциональные особенности параметрических имен прилагательных, определена их синтаксическая роль в тексте. Также нами обнаружены системные отношения, возникающие между рассматриваемыми прилагательными. Мы обнаружили, что в контекстуальном окружении они вступают в антонимические и синонимические отношения, определили тип антонимии и синонимии.

 

 

 

 

 

Заключение

Целью нашей дипломной работы было системное описание семантической специфики использования параметрических имен прилагательных при характеристике человека с учетом их функциональных свойств. Вся наша исследовательская работа была направлена на достижение этой цели.

В первой главе, опираясь на многочисленные монографии, статьи, научную литературу, мы обратились к комплексному анализу имени прилагательного. Нами была рассмотрена семантическая специфика адъективного класса слов, функциональные особенности имени прилагательного, его сочетательные возможности. Мы выяснили, что основная функция прилагательного в коммуникативной структуре предложения – атрибутивная, но наряду с этой доминирующей функцией имя прилагательное может играть роль предиката, т.е. входить в коммуникативный центр предложения.

Объектом нашего исследования являлись параметрические прилагательные, комплексное исследование которых в современной лингвистике отсутствует. Поэтому свою задачу  мы видели в системном исследовании данных имен прилагательных. Исследование было проведено на материале  600 контекстов, включающих в себя прилагательные широкий/узкий, глубокий/мелкий, высокий/низкий. Источником контекстов послужил электронный ресурс «Национальный корпус русского языка».  Чтобы обеспечить достоверность нашему исследованию контексты извлекались из разных источников: научной литературы, личных бесед, форумов, смс-сообщений, статей, художественной литературы.

Первым этапом нашего практического исследования был анализ словарных дефиниций параметрических прилагательных широкий/узкий, глубокий/мелкий, высокий/низкий, при котором мы опирались на толковый словарь Н.Ю. Шведовой. Мы выяснили, что все шесть прилагательных многозначны, имеют от пяти до девяти значений. Все вторичные значения связаны с первичными  при помощи метафоры, в основе которой лежит сходство по разным параметрам. Связи значений всех шести параметрических прилагательных получились смешанными. Они отражены нами в дипломной работе при помощи графических схем.

Анализ сочетающихся с параметрическими прилагательными лексем позволяет сделать следующие выводы. Все существительные, встречающиеся в наших контекстах, были поделены на две большие группы: существительные, характеризующие лицо, и существительные, лицо не характеризующие. В первой группе было выделено несколько подгрупп: существительные, обозначающие собственно лицо; существительные, обозначающие части тела человека; существительные, обозначающие свойства и качества личности; существительные, обозначающие ментальные и психические состояния человека. В каждой подгруппе было определенно доминирующие прилагательное, на основе чего нами были составлены диаграммы, приведенные в приложении.

Семантический анализ параметрических прилагательных с учетом их семантики и содержательных характеристик  имен существительных. Самым важным для нас было определить, насколько сочетаемость исследуемых прилагательных зависит от их семантики, иными словами, мы должны были обосновать, от чего зависит выбор того или иного параметрического прилагательного в каждой конкретной коммуникативной ситуации. Для анализа мы взяли несколько сочетаний «существительное+прилагательное», при этом мы брали лишь те контексты, которые имеют между собой точки пересечения. Из каждой подгруппы существительных мы отобрали по несколько слов, на наш взгляд, наиболее демонстрирующих корреляцию синтагматики и семантики параметрических прилагательных. В результате выяснилось, что выбор параметрического прилагательного в каждом конкретном случае зависит от семантики существительного, т.е. от того, какая сема актуализируется в условиях конкретного контекста. Например, характеризуя статичные, спокойные психические состояния человека, мы употребим прилагательное глубокий (глубокий сон).

Анализ синтаксических функций параметрических прилагательных на основе лексической сочетаемости прояснил, что основная функция параметрических прилагательных в предложении – определительная, и лишь небольшая часть прилагательных выступает в контекстах в функции предикатов. Значит, наши параметрические прилагательные обозначают статичные, постоянные признаки.

Выявление системных отношений, возникающих между рассматриваемыми параметрическими прилагательными, показало, что они вступают в антонимические и синонимические отношения. Тип синонимии между рассматриваемыми прилагательными – понятийная. Вид антонимов – контрарные.

В отобранных нами контекстах между пересекающимися параметрическими прилагательными преобладают антонимические отношения.

Таким образом,  поставленные в дипломной работе задачи были решены на исследуемом материале.

Однако, при изучении семантики параметрических прилагательных на основе анализа их сочетаемостных свойств на этом не исчерпывается. Этот класс слов настолько многочислен, что в рамках одного, пусть и обширного исследования, рассмотреть во всех аспектах его не возможно.

Полученные нами данные могут быть использованы при анализе других тематических групп прилагательных, что может составить перспективу данного исследования.

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиографический список

1. Александрова, З.Е. Словарь синонимов русского языка: Ок. 9000 синонимических рядов [Текст]/ З.Е. Александрова. – М.: Рус. яз., 1986. – 600с.

2. Апресян, Ю.Д. Лексическая семантика [Текст] / Ю.Д. Апресян. – М.: Наука, 1974. – 366 с.

3. Арутюнова, Н. Д. Предложение и его смысл [Текст] / Н.Д. Арутюнова. – М.: Наука, 1976. – 383 с.

4. Афанасьева, О.В. Имена прилагательные в системе кардинальных частей речи английского языка [Текст] / О.В. Афанасьева. – М.: «Прометей», 1992. – 95 с.

5. Ахманова, О. С. Очерки по общей и русской лексикологии [Текст]/ О.С. Ахманова. – М.:  изд. Учпедгиз, 1957г. – 295 с.

6. Белошапкова, В.А. Современный русский язык [Текст]: Учеб. пособие для филол. Спец. высших учебных заведений/ В.А. Белошапкова, Е.А. Брызгунова, Е.А. Земская и др. – М.: Азбуковник, 1999. – 928 с.  – ISBN 5-89285-005-6

7. Брицын, М. А. Современный русский язык [Текст]/ М.А. Брицын, В.И. Кононенко. – Киев: Головное издательство «Вища школа», 1983. – 456 с.

8. Виноградов, В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове) [Текст]:

2-е изд./ В.В. Виноградов. – М.: Высш. шк., 1972. – 614 с.

9. Голанов, И.Г. Морфология современного русского языка [Текст]/ И.Г. Голанов. – М.: Государственное издательство «Высшая школа», 1962. -262 с.

10. Земский, А.М. Русский язык: В 2-х ч.: Ч.1. Лексикология, стилистика и культура  речи, фонетика, морфология [Текст]: учебник для студентов средних педагогических учебных заведений/ А.М. Земский, С.Е. Крючков, М.В. Светлаев; Под ред. В.В. Виноградова. – М.: Издательский центр «Академия», 1997. – 304 с. – ISBN 5-7695-0127-8

11. Касаткин, Л.Л. Русский язык [Текст]: Учеб. для  студ. высш. пед. учеб. заведений/ Л.Л. Касаткин, Е.В. Клобуков, Л.П. Крысин; Под ред. Л.Л. Касаткина. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 768 с. – ISBN 57695-0361-0

12. Кобозева, И.М. Лингвистическая семантика [Текст]: Учебник. Изд. 3-е, стереотипное/ И.М. Кобозева. – М.: КомКнига, 2007. – 352 с.

13. Крысин, Л. П. Современный русский язык: лексическая семантика. Лексикология. Фразеология. Лексикография [Текст]: учеб. пособие/ Л.П. Крысин. – М.: Академия, 2007. – 240 с. – ISBN 978-5-7695-3084-5

14. Кубрякова, Е.С.Части речи в ономасиологическом освещении [Текст]/ Е.С. Кубрякова. – М.: ЛКИ, 2008. – 120 с. – ISBN   978-5-382-00494

15. Очерки по синонимике современного русского литературного  языка [Текст]/ Под ред. А.П. Евгеньева. – М.: Академия наук СССР, 1966. – 228 с.

16. Палевская, М.Ф. Синонимы в русском языке [Текст]/ М. Ф. Палевская. – М.: Просвещение, 1964. – 120 с.

17. Пономарёва, Н.В. Семантический и словообразовательный потенциал имен топологических зон верх/низ (на материале русского литературного языка) [Текст]: автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. фил. наук: 10.02.01/ Н.В. Понаморёва; Кемеровский гос. ун-т. – Кемерово, 2007. – 22 с.

18. Розенталь, Д.Э. Современный русский язык [Текст]: Учеб. пособие для вузов / Д.э. Розенталь, И.Б. Голуб, М.А. Теленкова. – М.: Рольф; Айрис-пресс, 1997. – 448 с. – ISBN 5-7836-0046-6

19. Словарь антонимов русского языка [Текст]/ Под ред. Л.А. Новикова. – М.: Рус. язык, 1984

20. Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц. Ч.2 [Текст]/ Под ред. Е. И. Дибровой.  – М.: Изд. Центр «Академия», 2006. –

624 с. – ISBN 5-7695-2611-4

21. Современный русский язык [Текст]: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по спец. «Филология»/ Под ред. П.А. Леканта. М.:  Дрофа, 2000. – 560 с. – ISBN 5-7107-2548-Х

22. Современный русский язык [Текст]: Учеб. Пособие для студентов пед. ин-тов по спец. «Педагогика и методика нач. обучения»/ Р.Н. Попов, Д.П. Валькова, Л.Я. Маловицкий, А.К. Федоров. – М.: Просвещение, 1986. 464 с.

23. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов [Текст]: РАН. Институт русского языка им. В.В. Виноградова/ От. ред. Н.Ю. Шведова. – М.: «Азбуковник», 2007. – 1175 с.  – ISBN 978-91172-011-6

24. Филмор, Ч. Основные проблемы лексической семантики [Текст]// Новое в зарубежной лингвистике. – М., 1983. –Вып. XIV. С. 23-60

25. Фомина, М.И. Современный русский язык. Лексикология [Текст]: Учеб. для филол.  спец. вузов. – 3-е изд., испр. И доп. / М.И. Фомина. – М.: Высш. шк., 1990. – 415 с. – ISBN 5-06-001577-7

26. Харитончик, З.А. Имена прилагательные в лексико-грамматической системе современного английского языка [Текст]/ З.А. Харитончик. – Мн.: Выш. шк., 1986. – 96 с.

27. Шанский. Н.М. Лексикология современного русского языка [Текст]: Пособие для студентов пед. ин-тов. – Изд. 2-е, испр. / Н.М. Шанский. – М.: Просвещение, 1972. – 368 с.

28. Шмелев, Д.Н. Современный русский язык. Лексика [Текст]: учеб. Пособие для студентов пед. ин-тов по специальности «Рус. яз. и литература»/ Д.Н. Шмелев. – М.: Просвещение, 1977. – 335 с.

29. Миллер, Е.М. Антонимы разных частей речи [Текст]/ Е.М. Миллер // РЯШ. – 1987. –  № 5. – С. 87-92

30. Огольцева, Е.В. Синонимия образных значений производных имен прилагательных [Текст]/ Е.В. Огольцева // Филологические науки. – 2005. – № 3. – С. 59-69

31. Чернов, В.И. О функциональном аспекте лексико-грамматической классификации имен прилагательных [Текст]/  В.И. Чернов // РЯШ. – 1975. – №5. -  С. 82-88

32. Коростенский, И. Параметрические характеристики предметных имен [Электронный ресурс]. – Режим доступа: //http://www.slav.uni-sofia.bg/Pages/IrjiKorostensky.pdf

33. Кустова, Г.И. Валентности и конструкции прилагательных [Электронный ресурс]. –  Режим доступа:

http://www.dialog-21.ru/dialog2006/materials/html/Kustova.htm

34. О русском языке. Цитаты и высказывания [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http://www.ruvr.ru/main.php?lng=rus&rt=263

35. Панов, М.В. Современный русский язык: Система основных понятий: Учебное пособие. Ч. I: Понятия общие. Фонетика. Лексикология. Словообразование [Электронный ресурс]. – Режим доступа: //http://window.edu.ru/window_catalog/pdf2txt?p_id=8411&p_page=16

36. Розенталь, Д. Э. Словарь лингвистических терминов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: //http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Linguist/DicTermin/index.php

37. Ташлыкова, М.Б. Параметрические прилагательные как единицы измерения масштаба личности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: //http://rus-lang.com/about/group/taschlykova/state19/

38. Ташлыкова, М.Б. Синтаксический дериват параметрического прилагательного: семантические эффекты субстантивной транспозиции [Электронный ресурс]. – Режим доступа: // http://rus-lang.com/about/group/taschlykova/state14/

39. Усманов, Р.Ш. Семантика и прагматика параметрических прилагательных (на материале английского, русского, башкирского и турецкого языков) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: // www.bashedu.ru/vestnic/2008-4/24.doc

40. Шеманаева, О.Ю. точные и приблизительные оценки размеров предметов в русском языке  [Электронный ресурс]. – Режим доступа: //http://www.dialog-21.ru/dialog2006/materials/html/Shemanaeva.htm

 

 

Прикрепленные файлы:
%d1%81%d0%b5%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d1%82%d0%b8%d1%87%d0%b5%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%b8-%d1%84%d1%83%d0%bd%d0%ba%d1%86%d0%b8%d0%be%d0%bd%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d1%8b%d0%b9-%d0%b0%d0%bd%d0%b0%d0%bb%d0%b8
comments powered by HyperComments

Создай 3 ДИПЛОМА, а оплати всего за 2!

3-й в подарок!
Акция до 15 сентября подробнее
пригласи друга и получи дипломы
пригласи друга
Пожалуйста, подождите.
x