Статья Авторская песня. Автор: Скутова Елена Анатольевна

Автор: Скутова Елена Анатольевна
Авторскую песню нельзя исключить из литературного процесса, поскольку она – это многогранное социокультурное явление 50-х – 90-х годов XX века, и огромная роль её в истории русской интеллигенции бесспорна. Именно поэтому говорить об авторской песне на уроках литературы необходимо, необходимо рассматривать её как литературное явление, как факт русской поэзии второй половины XX века. 


Автор: Скутова Елена Анатольевна

Содержание

Стр.

Введение. 2 – 3

Основная часть:

Авторская песня как жанр. 4 – 6

Авторская песня – 60-е – 90-е. 7 – 11

Авторская песня гражданской направленности. 12 – 24

Человек и природа в авторской песне. 25 – 29

Заключение. 30 – 32

Используемая литература

.

33 – 34

Приложение. 35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

~ I ~

В курс литературы для 11 класса изучение авторской песни включено сравнительно недавно. Это стало возможным в результате того, что она официально обрела статус литературного жанра.

Когда я сообщаю старшеклассникам о том, что нам предстоит работа над этой темой, почти всегда возникает вопрос: «Зачем? Почему? Разве у нас урок музыки?» Выслушать ответ я предлагаю в конце первого же урока по этой теме, если он возникнет. Как правило, этот вопрос не повторяется, так как ребята понимают, что доминантой в авторской песне является стихотворный текст, а уже ему подчинена музыкальная сторона.

Авторскую песню нельзя исключить из литературного процесса, поскольку она – это многогранное социокультурное явление 50-х – 90-х годов XX века, и огромная роль её в истории русской интеллигенции бесспорна. Именно поэтому говорить об авторской песне на уроках литературы необходимо, необходимо рассматривать её как литературное явление, как факт русской поэзии второй половины XX века. Более того, мне кажется, что стихи современных бардов уместны не только при изучении темы «Авторская песня» в 11 классе, но и тогда, когда речь идёт об изображении тех или иных событий, происходивших в нашей стране, писателями и поэтами более раннего периода и нашими современниками. Обращение к авторской песне может быть уместно и при изучении Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Пастернака, так как они нередко становятся героями бардовских песен.

Авторскую песню можно использовать и на уроках истории, подходя к художественному тексту как к историческому источнику.

Об этом я поведу речь в данной работе, которая может быть использована в качестве материала для подготовки к урокам по теме «Авторская песня».

Учителям, заинтересовавшимся проблемой бардовской песни, я хочу предложить несколько тем творческих работ, которые можно рекомендовать старшеклассникам (см. раздел V.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

~ II ~

Авторская песня как жанр.

 

«Классическое» определение жанра авторской песни ввели в середине 70-х годов В. Высоцкий и Б. Окуджава. Они считали, что к когорте людей, творящих в этом жанре, можно отнести «поэтов, исполняющих своим стихи под гитару». То есть, строго говоря, сюда относили человека, выступающего сразу в четырёх лицах: автор текста, автор музыки, исполнитель и аккомпаниатор. Такое определение, конечно, нельзя считать абсолютно верным, так как оно оставляет за бортом тех, без кого сегодня нельзя представить мир авторской песни: Виктора Берковского, Александра Дулова, Александра Сухарева, пишущих музыку на чужие стихи, Александра Городницкого, ставшего уже своего рода классиком, навсегда вошедшим в историю авторской песни, который сам сочиняет стихи, сам пишет мелодию, сам исполняет, но на эстраде ему нередко аккомпанирует кто-то другой. А знаменитый дуэт Иващенко – Васильев? Кто из них что пишет – для слушателей тайна за семью печатями. Возможно, эта тайна не очень охраняемая, но, всегда выступая вместе, они никогда не сообщают, чьи стихи, чья музыка, и вообще, чьи это песни, кроме тех редких случаев, когда они исполняют песни своих друзей.

А попадает ли под формулировку, предложенную Б. Окуджавой и В.Высоцким, творчество, например, Юрия Антонова, коль ему нравится на сцене брать в руки гитару?

По истечении времени Булат Шалвович не был столь категоричен в определении жанра. Л. Беленький в книге «Возьмёмся за руки, друзья» рассказывает о том, что в конце 80-х годов он при встрече с Б, Окуджавой поинтересовался, по-прежнему ли Булат Шалвович столь категоричен в терминологии определения авторской песни. На вопрос: «Не считаете ли Вы, что сегодня понятие «авторская песня» стало иным?» - получил ответ: «Да, возможно, так и есть… Для меня раньше всё было предельно ясно. Это – песня, исполняемая автором стихов, или, что то же, когда поэт исполняет свои произведения под аккомпанемент. Но сейчас, видимо, это понятие можно трактовать шире. Произошла эволюция самого жанра. Главное – настоящая поэзия в этой песне должна оставаться всегда. И если композитор сумел так прожить, прочувствовать не своё стихотворение, как будто бы сложил его сам, то он заслуживает того же внимания и успеха, что и автор, изначально выбранный этим жанром».1

Таким образом, становится ясно, что границы жанра авторской песни довольно размыты, вряд ли возможно предложить краткую формулировку, под которую подпадало бы творчество и Булата Окуджавы, и Юрия Визбора, и Александра Городницкого, и Виктора Берковского, и Сергея Никитина и многих, многих других.

Наверное, это и не столь важно. Нужнее, пожалуй, порассуждать о том, что же такое авторская песня по своему внутреннему содержанию? Её часто называют «театром одного актёра». Мы знаем, что игра актёра хороша, когда он заставляет зрителя забыть о настоящем времени и пространстве и жить в том, в котором живём на сцене сам актёр. Когда зрителю не приходит в голову анализировать игру актёра или режиссёра. Зрителю хорошо, когда никто не отвлекает его от действия, когда чувства актёра и чувства зрителя сливаются воедино.

Когда же такое происходит при выступлении бардов? Лишь тогда, когда в песне всё органично – и слово, и музыка, и исполнение, и аккомпанемент. В авторской песне это ещё именуется искренностью звучания слова. Именно такова специфика этого направления в искусстве. А это значит, что слово «авторская» в данном случае обозначает личностная, а слово «песня» - звучащая поэзия.

И если выбор стихотворения отвечает стремлению разобраться в сущности понятий «зло» и «добро», «любовь», «красота», «справедливость» и «преступление», если исполнитель без всяких спецэффектов и технических излишеств, одним лишь поющим словом проникает в души слушателей, тогда истинные ценители авторской песни говорят: «Этот автор – наш».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторская песня – 60-е – 90-е годы

.

 

С какого времени вести отсчёт современной авторской песне? С «Бригантины» П. Когана и Г. Лепского, сочинённой в 1937 году? С первых песен М. Анчарова, появившихся перед войной, в 1940-м? Или с «Баксанской», созданной воинами – альпинистами в 43-м на Кавказе? А может, с «Глобуса» М. Львовского или первых песен Окуджавы?

Но, наверное, начало – это момент, когда отдельные ручейки стали сливаться в заметную песенную реку. Это произошло в середине 50-х годов. Авторская песня возникла как альтернатива «советской массовой песне». На фоне барабанного боя ура – маршев, написанных профессиональными композиторами в содружестве с поэтами, молодые люди заметили и подхватили первые песни журналиста Юрия Визбора, радиожурналиста Ады Якушевой, химика Александра Дулова, переводчика Михаила Анчарова.

Поначалу самодеятельные авторы и профессионалы мирно сосуществовали. Проводились конкурсы студенческой и туристской песни с известными композиторами в жюри. В 1957 году в Ленинграде был издан первый фольклорный сборник «В пути и на перевале», включивший 20 песен, сочинённых туристами на заимствованные мелодии. В 1961 году в Ленинграде открылось песенное кафе «Восток», в 1964 году начинает издаваться журнал с гибкими пластинками «Кругозор», в 1967-м в Петушках под Москвой состоялась первая конференция по вопросам самодеятельной песни и первый загородный съезд Московского КСП. И это мирное сосуществование сохранялось бы и далее, если бы авторы – любители и далее ни на что не претендовали. Да они-то, собственно говоря, сами себя не рекламировали. Но их песни пришлись по душе людям разных возрастов и профессий, стали ненавязанно популярными. Началось медленное расслоение массовой не на профессиональную и самодеятельную, а, скорее, на официальную – для радио, митингов, собраний, торжественных концертов и живую – для людей, для души.

Конечно, и в самодеятельной песне не всё было гладко, качественно и прекрасно. Достаточно много было песен подражательных, песен – однодневок. Но здесь срабатывал надёжный фильтр – самоотбор. В стране был не только дефицит магнитофонов, но и магнитофонной плёнки. И тратить её предпочитали на вещи стоящие. Они-то и завоёвывали сердца своей честностью и искренностью, что гораздо реже встречалось в песне официальной.

К середине 60-х годов самодеятельная песня становится заметным общественным явлением. Она не изменила демократической сущности туристской, студенческой песни, просто круг тем, поднимаемый непрофессиональными сочинителями, стал шире, тем более, что появившиеся Окуджава, Галич, Высоцкий резко сориентировали самодеятельную песню на социальную тематику, и она (песня) стала одной из форм противостояния неравнодушной части интеллигенции тоталитарному режиму. Конечно, не все барды были политическими диссидентами, как А. Галич. Творчество многих из них было абсолютно аполитично. Но всех создателей авторской песни объединяли уважение к человеческой индивидуальности, мечта об обществе, где нормой является свобода личности, свобода слова.

В результате – с одной стороны оказалась раскрепощённая демократическая мысль, вылившаяся в песню, с другой – железобетонный догматизм чиновников от культуры, крупных и мелких идеологов, ощутивших угрозу своему существованию. Самодеятельную песню уже нельзя было не замечать. О ней заговорила пресса. Её то обвиняли в «пошлости, развязности, чрезмерной чувствительности, музыкальном примитиве, дезорганизации системы подлинного эстетического воспитания»2, то хвалили за «стремление к истинности, к правде мыслей и чувств, неприятие фальши любого рода, стремление к тому, чтобы мир человеческих страстей и дел был отражён реально таким, каков он есть, ибо только правда, пусть подчас и горькая, ведёт не к разочарованию, а к духовной зрелости и силе».3 Но чаще авторскую песню и её творцов ругали.

Гром грянул в марте 1968 года. В Новосибирске, в Академгородке, прошёл фестиваль самодеятельной песни. Когда А. Галич исполнил монолог «Памяти Б.Л. Пастернака», зал встал в молчании, вызвав приступ страха и ненависти у начальников и стукачей.

С конца 60-х годов авторская песня вынуждена была перейти на полулегальное положение: её не стало слышно в радиоэфире, официальная пресса травила Окуджаву и Высоцкого,в 1974 году вынужден был эмигрировать Галич. Организация концертов была сопряжена с огромным риском. Но, когда в одном месте концерты и фестивали запрещались, они неизменно оживали в другом. В крайнем случае любимых авторов слушали на природе – все леса и поляны перекрыть было невозможно.

В начале 80-х поднялась вторая волна разгона КСП. Клубы самодеятельной песни закрывались; слёты, фестивали, возобновившиеся было в конце 70-х годов, опять были запрещены. В 1980 году руководство Куйбышевской области запретило проведение Грушинского фестиваля, который был посвящён памяти студента Куйбышевского авиационного института Валерия Грушина, погибшего при спасении тонущих детей.

В это невесёлое время на один из московских слётов, которые, конечно же, проводились, хоть и полулегально, Юрий Визбор послал такое приветствие: «Прошу довести до сведения народа, что была такая песня – «Есть у тучки светлая изнанка». Хотя мы на другой стороне, но это всё одна тучка – будут светлые времена. В своё время Николай Константинович Рерих говорил: «Чем выше идеал, тем больше собак его облаивают». Привет всем устроителям и любителям песни! Наше дело чистое, честное и правильное».4

С середины 80-х годов наступили «светлые времена». Авторская песня приобрела полноправное гражданство. Особенно щедрым на перемены к лучшему был 1986 год. Поэтическая строчка Булата Окуджавы «Возьмёмся за руки, друзья!» часто звучала под сводами современных Дворцов спорта, на открытых эстрадах парков культуры, на громадных лесных полянах – везде, где проходили массовые праздники авторской песни. А их было немало.

В мае в Подмосковье состоялся XXVI песенный слёт Московского КСП. В июне под Звенигородом звучали гитары на конкурсе туристической песни, а в Москве, в ЦПКО имени Горького успешно прошёл День самодеятельной песни. В июле после шестилетнего перерыва проводился Грушинский фестиваль. В сентябре – парад авторов – исполнителей «Возьмёмся за руки, друзья!», посвящённый Году мира. Среди участников – Б. Окуджава, А Городницкий, Ю. Кукин, Е. Клячкин, Е. Вахнюк, О. Митяев и многие другие.

А в конце сентября в Саратове состоялся первый Всесоюзный слёт самодеятельной (авторской) песни. В жюри работали Б. Окуджава, В. Берковский, А. Мирзоян, Татьяна и Сергей Никитины. Впервые были организованы творческие мастерские по работе с молодыми авторами и исполнителями. Участники Саратовского фестиваля разъехались по домам с надеждой, что первый Всесоюзный слёт окажется не последним. Так оно и случилось. Второй Всесоюзный слёт авторской песни проходил в начале октября 1988 года в Таллинне.

Сейчас некоторые считают, что история авторской песни заканчивается, что начинает стираться граница между авторской песней и рок – поэзией, что авторская песня в ситуации политической свободы существовать не может. С этим можно поспорить. Ведь живут по сей день юношеские фестивали и слёты авторской песни. По-прежнему громом аплодисментов приветствует «гора» появление на «гитаре» Грушинского фестиваля и своих любимцев – патриархов и юных исполнителей.

Всё хорошее, что заложено в авторской песне, находит отклик у людей, ещё только делающих свой выбор и следующих за более высокими ценностями, чем сиюминутные и блестящие красивости массовой культуры.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторская песня гражданской направленности.

 

В предыдущей главе было отмечено, что авторская песня в 50 – 80-е годы была многогранным социально – культурным явлением, в известной мере – общественным движением, своеобразным противостоянием части интеллигенции тоталитарному режиму. Образцы гражданской песенной лирики мы находим в творчестве почти всех поэтов – бардов. Я остановлюсь лишь на работе в этом направлении двух авторов: Александра Галича и Владимира Высоцкого.

Член Союза советских писателей, член Союза кинематографистов, автор пьес «Вас вызывает Таймыр», «За час до рассвета», «Пароход зовут «Орлёнок», «Много ли человеку надо», автор сценариев к фильмам «Верные друзья», «На семи ветрах», «Государственный преступник», «Дайте жалобную книгу» и многих других, Александр Галич вдруг (для всех) и совсем «не вдруг» (для себя) возвращается к увлечению своей юности – поэзии.

Вспоминая о своём песенном дебюте, Александр Аркадьевич писал так: «Я уже был благополучным сценаристом, благополучным драматургом, благополучным советским холуем. Я понял, что я так больше не могу, что я должен наконец-то заговорить правду».5 И однажды ночью в поезде «Красная стрела», следующем из Москвы в Ленинград, он сочиняет песню под названием «Леночка».

Нынешним старшеклассникам понять социально – политический подтекст этой песни трудно, поскольку они не знают, что в те годы посещение заграницы для простых людей было фантастикой, а браки с иностранцами были запрещены. Но «останкинская девочка» Леночка, как в сказке, становится «шахиней Эл. Потаповой». Ничего не говорится в песне о чувствах и желаниях самой Леночки. Её судьба была решена сильными мира сего. Она понравилась эфиопу «званья царского», и в ЦК КПСС распорядились её жизнью в угоду интересам государства, не взирая на запреты и законы для всех.

После песни «Леночка» Галич одну за другой пишет песни, тематика которых определялась самым страшным словом «антисоветчина». Он прекрасно понимал, к чему это может привести, и своё понимание, но и свою позицию ясно сформулировал в песне «Я выбираю свободу». Галич провозглашает: духовному рабству должен быть брошен вызов, вызов громкий, общественно значимый. Автор отдаёт себе отчёт в том, что его ждёт, но тем не менее предпочитает «…встать во всей красе! Не тайно, не шито – крыто. А чтоб любовались все!» Это будет написано в 1971 году. А до этого будет песня «Облака» (1962), сочинённая от имени зека, «протрубившего» двадцать лет в сталинских лагерях и утверждавшего, что таких, как он, полстраны.

В 1963 году будет написан знаменитый «Старательский вальсок», саркастический рефрен которого «промолчи, помолчи, промолчи!» убеждает нас в том, что молчание – это нравственное преступление. Эта песня лишала нравственного комфорта тех, кто был убеждён, что достаточно промолчать, когда травили публично Ахматову, Зощенко, Пастернака, Солженицына, чтобы считать себя порядочным человеком.

А тех стукачей и «молчальников», что «вышли в начальники», присутствовавших на концерте в новосибирском Академгородке, где Галич исполнял свой знаменитый монолог «Памяти Б.Л. Пастернака», охватил страх после слов: «Мы поимённо вспомним всех, кто поднял руку!» Эти слова не раз вспоминались тогда, когда, действительно, поимённо были названы те, кто травил Пастернака, и те, кто травил самого Галича.

Результатом этой травли стал запрет на книги Галича, его стихи, его песни. Отношение к негласности своего существования как поэта, к проблемам творчества в условиях запрета на свободу творчества Александр Аркадьевич выразил в середине 60-х годов в песне «Мы не хуже Горация»:

Что ж, зовите небылицы былями,

Окликайте стражников по имени!..

Бродят между ражими Добрынями

Тунеядцы Несторы и Пимены.

Их имён с эстрад не рассиропили,

В супер их не тискают облаточный:

"Эрика" берёт четыре копии,

Вот и всё!

...А этого достаточно.

Пусть пока всего четыре копии —

Этого достаточно!

……………………………………….

Ни партера нет, ни лож, ни яруса,

Клака не безумствует припадочно, —

Есть магнитофон системы "Яуза",

Вот и всё!

...А этого достаточно.

 

Есть, стоит картина на подрамнике!

Есть, отстуканы четыре копии!

Есть магнитофон системы "Яуза"!

И этого достаточно!6

В этой песне Галич выразил кредо художников, не имевших доступа к выставочным залам, литераторов, писавших свои произведения, заранее зная, что они не будут напечатаны, но повторявшим вслед за Галичем: «Эрика» берёт четыре копии…этого достаточно!», бардов, песни которых распространялись лишь на «магнитофонах системы «Яуза».

О таких магнитофонных записях Владимир Высоцкий, песни которого «тиражировались» подобным образом, говорил в семидесятые годы как о «современном виде литературы».Он, конечно, очень хотел увидеть свои стихи напечатанными и был уверен в том, что это непременно произойдёт. Его мама, Нина Максимовна, вспоминала: «Я была свидетелем одного его телефонного разговора. Ему позвонили откуда-то из редакции и сказали, что стихи опубликовать не могут.

- Ну что же, - ответил он в трубку, - извините за внимание. Потом отошёл к окну, постоял немного и вдруг резко сказал:

- А всё равно меня будут печатать! Хоть после смерти, но будут!»7

Трагический прогноз подтвердился. Первая книга Высоцкого –

«Нерв» - вышла через год после его смерти – в 1981 году. Затем были изданы сборники «Четыре четверти пути», «Поэзия и проза», «Я куплет допою», «130 песен для кино» и, наконец, двухтомник сочинений В. Высоцкого, вышедший в 1990-м году, а затем неоднократно переиздававшийся.

Что же делало стихи и песни Высоцкого запретными для издательств?

«Блатное» начало ранних песен? Странные, «негероические» военные песни? Или смешные, на первый взгляд, нелепые песенки то на спортивную, то на зоологическую тему? Всё сплошь какая-то безыдейность и ёрничество… Нет, не в лежащей на поверхности «безыдейности» песен Высоцкого было дело, а в тех подтекстах, которые угадывались в самых неожиданных местах.

Главной причиной, направляющей развитие людей «по преступному пути» в трактовке Высоцкого, предстаёт господствующее в стране беззаконие. Персонаж песни «Рецидивист» оказывается жертвой очередной кампании и арестован для выполнения «семилетнего плана». В песне «Попутчик» рассказывается о типичной жертве политического доноса. В песне «Банька по - белому» Высоцкий приходит к трагически – афористическому обобщению: «Сколько веры и лесу повалено…»

Предельной обобщённостью отмечен и лирический герой этой песни. Нельзя с уверенностью сказать, кто этот человек с «наколкой времён культа личности» - портретом Сталина «на левой груди». Уголовник? Интеллигент, попавший в Сибирь по политической статье? Высоцкий намеренно отказывается от однозначных примет, чтобы передать мысли и настроение одного из десятков миллионов тех, чьи судьбы были искалечены бесчеловечным режимом.

Касаясь темы «преступления и наказания», русская классическая литература всегда выходила на уровень философского обобщения, поднимала голос против глобальной несправедливости, против преступного состояния общества. Высоцкий – один из тех, кто продолжил эту традицию в XX веке. «Лагерная» тематика волновала его на протяжении всей творческой биографии. В 1974 году была написана песня «Был побег на рывок…», посвящённая другу поэта Вадиму Туманову и основанная на рассказе Туманова о его восьмилетнем пребывании в сталинских лагерях. Эта песня завершается напоминанием:

...Все взято в трубы, перекрыты краны,-
Ночами только воют и скулят,
Что надо? Надо сыпать соль на раны:
Чтоб лучше помнить - пусть они болят!8

От «криминальной» темы в творчестве Высоцкого тянется нить к теме военной. В трактовке этой темы Высоцкий шёл против течения, вступая в конфликт с нормативами официальной поэзии. Высшей ценностью для него была человеческая жизнь, и это вступало в конфликт с привычными представлениями о воинской доблести:

Нам говорили: "Нужна высота!"
И "Не жалеть патроны!"
Вон покатилась вторая звезда —
Вам на погоны.

Звёзд этих в небе — как рыбы в прудах, 
Хватит на всех с лихвою.
Если б не насмерть, ходил бы тогда
Тоже — Героем.9

Многие песни о войне Высоцкий строил сюжетно, причём конфликт

нередко возникал между «своими». В «Песне о госпитале» перед читателями

предстаёт злой и циничный «сосед, что слева». А в новелле «Тот, который

не стрелял» - солдат, приговорённый к расстрелу по доносу особиста и чудом

выживший. В 60 – 70-е годы такой взгляд на Великую Отечественную войну

был неприемлем, и военные песни Высоцкого не способствовали его

 

официальному признанию. Вместе с тем Высоцкому ни в коей мере не было

присуще равнодушно – циничное отношение к войне. Его песни «Братские могилы», «Две песни об одном воздушном бое», «Чёрные бушлаты» полны мужественного пафоса и психологической точности. Путём художественного исследования судьбы одного человека Высоцкий спорил с жесткостью и бессмысленностью войны. Человек у поэта равен целому миру, а мир, в свою очередь, Земля в художественной системе Высоцкого, предстаёт в очеловеченном образе. В песне «О Земле» философско – обобщённое неприятие всяких войн сочетается с огромной верой в неистребимость жизни:

Она вынесет все, переждет, -
Не записывай Землю в калеки!
Кто сказал, что Земля не поет,
Что она замолчала навеки?
Нет! Звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин.
Ведь Земля - это наша душа, -
Сапогами не вытоптать душу.10

В создаваемых Высоцким песнях всегда было «второе дно», наличие которого он считал необходимым условием настоящей песни.

Создавая свои песни на спортивную тематику, он блестяще высмеивал доходящую до абсурда политизированность освещения соревнований советской прессой (песни «Честь шахматной короны», «Марафон»). «Утренняя гимнастика» становится метафорой тоталитарного однообразия и застоя: «Бег на месте общепримиряющий!» А в подтексте песни о прыгунах в длину подразумевается та мелочная бюрократическая регламентация , которая в советские времена сковывала инициативу людей, лишала их самореализации: «Если б ту черту да к чёрту отменит / Я б Америку догнал и перегнал!» В «Песне о сентиментальном боксёре» противопоставлены два характера, которые встречаются в жизни всегда и в любое время. Да, в боксёрском поединке нельзя победить, не нанеся противнику ни одного удара. А вот в жизни это возможно. Победителями нередко становятся те, кто не способен двигаться вперёд, но зато способен оттеснять других, причиняя им боль.

«Второе дно» присутствует и в песнях того тематического цикла, который можно определить как аллегорические истории о животных. Достаточно прочитать одну из самых сильных песен этого цикла «Охота на волков», чтобы понять положение тех, кто, как и автор этой песни, подвергался циничной травле в советской прессе:

Идет охота на волков. Идет охота!
     На серых хищников - матерых и щенков.
     Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.
     Кровь на снегу и пятна красные флажков.

     Не на равных играют с волками
     Егеря, но не дрогнет рука!
     Оградив нам свободу флажками,
     Бьют уверенно, наверняка.11

Реалии жизни обычных людей в нашем государстве ярко нарисованы в так называемых «шуточных песнях». Выступая в концертах, Высоцкий иногда предварял исполнение некоторых песен этими словами. Делал он это отчасти для того, чтобы усыпить бдительность «личностей в штатском», отчасти, чтобы уберечь от неприятностей людей, пригласивших его выступать. Персонажи этих «шуточных песен» - это не карикатуры, а вполне узнаваемые характеры. Вот персонаж песни «Завистник», он ненавидит своего соседа – геолога за то, что он зарабатывает «крупные деньжищи»: «У них денег – куры не клюют, / А у нас на водку не хватает!» Примечательно то, что Высоцкий не «борется» с пьяницами и бездельниками, а наглядно демонстрирует, как социальная система помогает развитию в людях не лучших, а худших качеств. В песне «Случай на шахте» завистники объединились и сговорились не спасать заваленного в забое передовика, выполнявшего «три нормы». Передовик – «стахановец» тоже не идеализируется: «Служил он в Таллинне при Сталине». Но важно здесь то, что нарисована точная картина уродливого общественного устройства: лицемерно пропагандируется труд, а реально выгодными стали безделье или работа «с прохладцей».

Кто же виноват в таком устройстве жизни – «верхи» или «низы»? Высоцкий не давал однозначного ответа, поскольку ещё в 60-е годы уловил главное: произвол, ложь и жестокость тоталитарного режима диктуются не только «сверху» - они прочно укоренены в сознании и образе жизни «низов», так называемых «простых людей». Песня «Письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям» (1964 г.) свидетельствует, что подобные «письма» не только навязывались «сверху», но и находили искренний отклик у тех, кого называли «массами»: «Мы нанесём им, если будет надо, / Ответный термоядерный удар». По отдельности эти люди из «масс», может, не так и плохи, но, собравшись вместе, они вполне искренне могут заявить: «Так наш КПСС писал в письме открытом, / Мы одобряем линию его!» Это состояние «одобрения» так укоренилось в сознании людей, что им можно объяснить не только годы «застоя», но и времена сталинского террора, проходившего при народном «одобрении», и наше время, когда бессмысленная чеченская война не вызвала действенного протеста со стороны народа.

Высоцкий прекрасно понимал, что это состояние людей крайне опасно, трагично и поэтому взывал:

Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души,
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше -
Наш SOS все глуше, глуше,
И ужас режет души
напополам!12

Это произведение, конечно, имеет острый политический подтекст: речь идёт о духовном «удушье» советского времени, о растлевающей души господствующей лжи, о необходимости спасения людей в нравственном смысле. И эта боль, эта тревога отличают Высоцкого от тех авторов, крамольные идеи которых сводились к заявлению: «Во всё виновата система». Да, «система» виновата во многом, но создали её люди, создали своим попустительством, нравственной деградацией, общей немотой и глухотой.

В своё время находились люди, которые обвиняли Высоцкого в злопыхательстве, в насмешках и издевательстве над недостатками людей нашей страны, над их «временными трудностями». Но разве сокрытие диагноза может спасти от смерти больного? Страна была больна, и Высоцкий делал то, что должен был делать достойный гражданин своей страны – «громил пороки смело».

Жестокий сатирический язык понадобился в 70-е годы одному из

классиков авторской песни Юлию Киму. Его творчество отразило поиски и надежды, сомнения и разочарования, серьёзные нравственные испытания интеллигентов – «шестидесятников». Его сатирическое слово было и острым, и весёлым. Чего стоит выведенный им «типичный характер преподавателя обществоведения («Песня учителя обществоведения»). Поэт иронически вскрывает внутреннюю форму слова «обществоведение», выявляя при этом туманность его смыслового содержания: «А я, бедный, общество ведаю, ведаю... / А оно заведует мной».

Юлий Ким рисует беспомощность человека, зажатого в тиски двоемыслия и вынужденного изъясняться на языке идеологических штампов.

В 1969 году Юлий Ким обращается к самым опасным в ту пору темам, называя своими именами то, что видели многие, но не многие смели говорить вслух. В «Адвокатском вальсе», посвящённом защитнице диссидентов С.В. Каллистратовой, Ким даёт характеристику правосудия застойных времён:

Судье заодно с прокурором

Плевать на детальный разбор

Им лишь бы прикрыть разговором

Готовый уже приговор.13

Приговор мог быть вынесен и ему. В 1968 году за подписание обращений в защиту диссидентов Ким был уволен с работы и фактически «запрещён». Он прекрасно понимал опасность выбранного пути, но готов был идти по нему, о чём поведал в стихотворении «Своим путём»:

Когда тобою решено

Достигнуть благородной цели,

То остается лишь одно:

Осуществить мечту на деле.

И вот, покинув отчий дом,

Идешь, исполненный отваги,

И пусть овраги, пусть коряги

Ты все равно идешь своим путем,

Ты все равно идешь своим путем.14

В любые времена есть писатели, поэты, которые стараются использовать политическую и общественную ситуацию в своих целях.

Попутчик твой в болото влез,

Другой обратно ковыляет,

А третий шел - и вдруг исчез...

Примеры эти впечатляют!15

писал Юлий Ким. Сам же он никогда не приспосабливался, никогда не пел «с чужого голоса», просто шёл «своим путём», - «следовал нравственной категории, позволяющей безошибочно отличать дурное от доброго».16

Размышления о гражданской направленности авторской песни можно было бы продолжить, исследуя творчества Б. Окуджавы, Ю. Алешковского, О Митяева, В. Егорова и многих других поэтов. К сожалению, рамки данной работы не позволяют сделать это. Но даже из приведённых выше примеров ясно, что, такие разные, эти поэты «в свой жестокий век восславили свободу, каждый, как мог, заступался за униженных и оскорблённых, отстаивая человека от бесчеловечной власти».17

Авторская песня гражданской направленности прошла определённую эволюцию в своём развитии. Песня 60-х годов (Окуджава) – романтическое обращение к высоким идеалам революции и гражданской войны, попытка соизмерить своё мировосприятие и отношение к современности высокими мерками гражданственности. Период «оттепели» быстро закончился, тоталитарное государство, эпоха «всеобщего одобрения» способствовали развитию особой направленности авторской песни – диссидентской. Одни авторы маскировали их под предлогом «шутки», другие писали без всякой надежды увидеть их когда – либо напечатанными. Основная тематика их – отсутствие свободы в стране, недостатки «социалистического образа жизни», обстановка застоя и загнивания. В то же время именно эти песни, известные довольно широкому кругу слушателей (чаще всего нелегально), в своих недрах подготовили перестройку и слом старой государственной машины.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Человек и природа в авторской песне.

 

В статьях об авторской песне и интервью, взятых у авторов, неизменно подчёркивается, что одним из неотъемлемых признаков жанра является его документальность. Значительное число авторских песен, созданных людьми разных профессий, людьми наблюдательными и думающими, представляют собой как будто бы снимки времени, на которых запечатлены картины жизни общества, обозначены его болевые точки. На мой взгляд, это имеет прямое отношение к художественному осмыслению в авторской песне взаимоотношений человека и природы.

Истоки такого жанра как авторская песня своими корнями неразрывны с туризмом. Ведь и назывались эти песни в начале 50-х годов просто туристскими. В этих песнях запечатлевался окружающий мир – горы и леса, реки и озёра, трава и небо.

Туристские песни воспитывали бережное отношение к природе уже тем, что воспевали (и воспевают) всё уникальное, что окружает человека в этом мире. Но не только этим. В песнях, сложенных любителями странствий, человек существует в гармонии с флорой и фауной, палаткой и родным домом, пением птиц и звучанием музыкальных инструментов.

Они в городах не блещут
Манерами аристократов,
Hо в чутких концертных залах,
Где шум суеты затих,
Страдают в бродячих душах
Бетховенские сонаты,

И светлые песни Грига
Переполняют их.18

(Р. Ченборисова, И Сидоров. «Люди идут по свету».)

В песнях самодеятельных авторов природа не делится на живую и не живую, человек видится не «царём природы», а равноправный житель экологической системы. Вот всего два примера – горы и город…

В речке каменной бьются камни,
По гранитным скользя камням.
Древними каменными глазами
Смотрят горы на меня.19

(А. Якушева. «В речке каменной».)

…………………………………….

И глаза в улыбке сузив,
Не стесняясь никого,
Мне вослед качает Суздаль
Золотою головой.20

(Я. Гальперштейн. «Суздаль».)

Но сменялись годы, и когда стали зримыми первые следы не всегда разумной деятельности человека по «совершенствованию» природы, когда начали раздаваться голоса в защиту лесов и лугов, рек, болот и озёр, голоса протеста против разрушения памятников старины, одними из первых выразителями общественного мнения оказались поющие поэты:

Ах ты, шарик голубой,

грустная планета,

что ж мы делаем с тобой,

для чего все это?!21

(Б. Окуджава. «Ах ты, шарик голубой».)

 

Эта песня написана ещё в 1961 году, а ближе к концу десятилетия зазвучали сказки – пересказы В. Высоцкого:

И невиданных зверей,
Дичи всякой - нету ей:
Понаехало за ней
егерей...
В общем, значит, не секрет:
Лукоморья больше нет.
Все, о чём писал поэт,
это - бред.

Ты уймись, уймись, тоска,

Душу мне не рань!
Раз уж это присказка,
Значит, сказка дрянь!22

(В.Высоцкий. «Лукоморья больше нет».)

Обратим внимание на изменение настроения в песнях одного и того же автора, разделённых почти пятнадцатью годами написания:

Помнишь этот город,

вписанный в квадратик неба,

Как белый островок на синем,
И странные углы косые...

Помнишь церковь, что легко взбежала на пригорок

И улеглась на нем свободно,

Отбросив руку с колокольней,

Как лежал бы человек, спокойно глядя в небо.23

(Е. Клячкин. «Псков».)

В его же песне, сочинённой сравнительно недавно, наряду с прежним восторгом от созерцания прекрасного («И висят деревья меж землёй и небом», «Волосы – деревья на груди могучей / Ветерок бегучий всколыхнёт, играя…») теперь слышатся и боль, и тревога, и грустное сожаление:

Дин-дон - только не стон,

Звон, уходящий нам на счастье.

Дин - один. Дон - закон.

Бим - грустим. Дон - потом.24

(Е. Клячкин. «Валаам».)

А вот ещё два взгляда на один и тот же уголок русской природы. Вспомним песенку из давнего фильма «Верные друзья». «Берёзки подмосковные шумели вдалеке. Плыла, качалась лодочка по Яузе – реке», - поют герои кинофильма. Прошли десятилетия, и теперешний горожанин уже удивляется, увидев близ подмосковной деревни Тайнинки стаю диких уток:

Как вы сюда попали –

Ведь здесь в реке – мазут,

Трава жива – едва ли,

В кустах – дорожный зуд,

И, поседев от пыли,

Пчела сидит в цветке...

Как вы сюда приплыли

По Яузе-реке?25

(В. Бережков. «Тайнинка».)

Что ждёт этих птиц? Когда читаешь стихотворение Виктора Дурицына «Картина. Художник», кажется, что именно об этих диких утках пишет поэт:

Застыли перья на воде -

Остатки крика...

Следы промчавшейся беды

Понять несложно, -

И неподвижна гладь воды,

И так тревожна.

И так тревожна тишина...

В картине жизнь отражена...26

Меняется время, меняются темы и их раскрытие в авторской песне, но остаётся главное – честность и правдивость, созвучие авторской интонации ритмам эпохи.

 

 

 


 

 

~ III ~

Авторская песня существует уже более полувека и к настоящему моменту достойно представлена по меньшей мере четырьмя поколениями людей самых разнообразных профессий – физиков, химиков, педагогов, геологов, биологов, строителей, поэтов, актёров, врачей – людей, для которых песня – и увлечение, и ещё одно жизненное призвание. Они создали немало истинных произведений искусства, в которых поэтическое слово гармонично соединяется с мелодией, порой просто с гитарным аккомпанементом, и всё вместе дополнено неповторимой для самобытного автора исполнительской интонацией.

Родившийся и стремительно развивающийся на глазах современников новый вид искусства проще всего обозначить цепочкой имён: М. Анчаров, А. Городницкий, Ю. Визбор, А. Якушева, А. Дулов, Б. Окуджава, Б. Вахнюк, Ю. Ким, Е. Клячкин, Ю. Кукин, А. Дольский, В. Высоцкий, В. Долина, О. Митяев. Но вот что характерно для авторской песни: немало «поющих» стихов, сочинённых ещё в 50-е годы, живёт и сегодня – вместе с более поздними произведениями тех же авторов, вместе с песнями их младших коллег. Барды и сегодня собирают огромные залы ценителей их творчества.

Имея любительские истоки, произрастая из бесчисленных студенческих и походных песен – незатейливых, для внутреннего употребления, – массовое песенное сочинительство выделило, по сути, новый вид профессионализма. Правда, и в этом случае новое – хорошо забытое старое: по меткому выражению М. Анчарова, это – искусство до разделения труда в искусстве. И главное в нём не то, является ли творческая деятельность средством к существованию. Главное – личность, которая стоит за песнями, умение сказать другим что-то новое: о себе и окружающих, о прошлом и настоящем.

Сегодня много говорится об этих понятиях – о песнях авторской и самодеятельной. Есть разные точки зрения. Есть пессимистическая: якобы авторскую песню законно представляет лишь та небольшая группа авторов, которая окрепла и набрала силу во время «оттепели» 60-х годов и устояла во время застоя. Отсюда и следует прямой вывод о вымирании жанра. Тезис очень сомнительный.

Говорят и о кризисе современной авторской песни. Сторонники этой точки зрения считают, что авторская песня как социальное явление родилась после XX съезда, когда раскрепостилась творческая инициатива многих людей. Что возникла она в противовес тогдашней эстраде – одной из самых пошлых в мире – с её изобилием песенных поделок, в которых не было ни души, ни смысла, ни даже проблесков поэзии. То есть вслед за замечательными песнями, сочинёнными в годы войны, на эстраде не появилось ничего стоящего. Эту-то брешь и заполнили самодеятельные авторы. «Наряду с честными писателями и поэтами, хранившими верность себе, не шедшими на нравственный компромисс, барды своим искусством помогли сохранить душу народа, в то время как официальное массовое искусство подхватывало догматические лозунги, размывало общественное мнение и насаждало государственное как единственно верное».27 С утверждением, что во времена гласности бардам совсем не остаётся тем, якобы острая, яркая публицистика, документальная проза отбирает у авторской песни хлеб, отменяет необходимость самого жанра, можно поспорить. Стоит сказать, что в авторской песне искренни не только те, кто поёт свои стихи, но и те, кто выбирает для будущих песен стихи любимых поэтов, будь то классики или современники.

Важен отбор самих стихов, резонанс души, мыслей. И тогда появляются песни, соавторами которых становятся А. Межиров, Н. Рубцов, И. Бродский, Н. Заболоцкий. Диапазон авторской песни широк. Среди произведений есть и образцы высокой поэзии, и песни более самостоятельные, стихи которых не стали самостоятельным явлением. Они носят сугубо прикладной, походный характер.

Таким образом, данная работа, на мой взгляд, демонстрирует, что, говоря с учениками о литературном процессе 50 – 70-х годов ХХ столетия, нельзя исключить изучение такого явления, как бардовская песня. Она – часть этого самого процесса, факт русской поэзии второй половины прошлого века.

Также бесспорной мне кажется возможность использования этой темы при изучении творчества классиков русской литературы, поскольку они нередко становились героями песен бардов в 60 – 70-е годы.

И, разумеется, совершенно очевидно, что песни Городницкого, Визбора, Галича, Высоцкого могут быть прекрасными иллюстрациями к жизни общества, к социальным процессам, происходящим в нём, а, следовательно, могут быть использованы на уроках истории.

 










~ IV ~

Библиография

 

1. Авторская песня [Текст]. – М.: Олимп, ООО «Издательство АСТ», 1997.

2. Визбор, Ю.И. Верю в семиструнную гитару [Текст и ноты] / Ю.И. Визбор. – М.: Аргус, 1994.

3. Возьмёмся за руки, друзья! /Автор – составитель Л.П. Беленький/. – М.: Молодая гвардия, 1990.

4. Высоцкая, Н.М. Дом на Первой Мещанской, в конце. // Старатель. Ещё о Высоцком: Сборник воспоминаний. – М., 1994.

5. Высоцкий, В.С. Сочинения в 4-х томах. [Текст] / В.С. Высоцкий. – Санкт – Петербург: АОЗТ «Технэкс – Россия», 1992.

6. Галич, А.А. Генеральная репетиция [Текст] / А.А. Галич. – М., 1991.

7. Люди идут по свету [Текст] / Составитель Беленький Л.П. – М.: Физкультура и спорт, 1990.

8. Нет хода нам назад. // 33 московских барда: Сборник песен [Текст] / Составитель Р.А. Шипов. – М.: Прейскурант – издат., 1991.

9. Среди нехоженых дорог одна – моя: Сборник туристских песен [Текст с нотами] / Составитель Л.П. Беленький. – М.: Профиздат, 1989.

10. Фридман, Л. С чем рифмуется слово «истина»: О поэзии Галича [Текст] / Л. Фридман. – М.: СПб, 1992.

 

Интернет – ресурсы:

 

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=4184

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=25533

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=3580

http://gitara-po-krugu.ucoz.ru/publ/ljudi_idut_po_svetu/1-1-0-15

 

http://liricon.ru/my-ne-huzhe-goratsiya.html

http://lyrcs.ru/tracks/ Ю. Ким. Адвокатский вальс.

http://lyrcs.ru/tracks/ Ю. Ким. Своим путём.

http://textafon.ru Высоцкий В.С. Был побег на рывок

http://teksty-pesenok.ru/rus-ada-yakusheva/tekst-pesni-v-rechke-kamennoj/1723151/

http://teksty-pesenok.ru/rus-klyachkin-evgenij/tekst-pesni-ostrov-valaam/1824976/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

~ V ~

Темы творческих работ по авторской песне.

 

Авторская песня – зеркало шестидесятничества.

«Смех сквозь слёзы» в поэзии В.С. Высоцкого.

«Я выбираю свободу» (По творчеству А. Галича).

Идеалы и действительность в авторской песне 60 – 70-х годов.

Экологическая тема в бардовской песне.

Авторская песня на современном этапе.

 


Возьмёмся за руки, друзья! /Автор – составитель Л.П. Беленький/. – М.: Молодая гвардия, 1990, с. 339.

Литературная газета, 1965 год 3 июня

Ж. «Октябрь», 1967, №1

Визбор, Ю.И. Верю в семиструнную гитару [Текст и ноты] / Ю.И. Визбор. – М.: Аргус, 1994, с. 7

Галич, А.А. Генеральная репетиция [Текст] / А.А. Галич. – М., 1991, с. 324.

http://liricon.ru/my-ne-huzhe-goratsiya.html

Высоцкая, Н.М. Дом на Первой Мещанской, в конце. // Старатель. Ещё о Высоцком: Сборник воспоминаний. – М., 1994, с. 63.

http://textafon.ru Высоцкий В.С. Был побег на рывок

Высоцкий, В.С. Сочинения в 4-х томах. Т.1 [Текст] / В.С. Высоцкий. – Санкт – Петербург: АОЗТ «Технэкс – Россия», 1992. – С. 35.

Высоцкий, В.С. Сочинения в 4-х томах. Т.1 [Текст] / В.С. Высоцкий. – Санкт – Петербург: АОЗТ «Технэкс – Россия», 1992. – С. 49.

Высоцкий, В.С. Сочинения в 4-х томах. Т.2 [Текст] / В.С. Высоцкий. – Санкт – Петербург: АОЗТ «Технэкс – Россия», 1992. – С. 150.

Высоцкий, В.С. Сочинения в 4-х томах. Т.1 [Текст] / В.С. Высоцкий. – Санкт – Петербург: АОЗТ «Технэкс – Россия», 1992. – С. 135.

http://lyrcs.ru/tracks/ Ю. Ким. Адвокатский вальс.

http://lyrcs.ru/tracks/ Ю. Ким. Своим путём.

Там же.

Авторская песня [Текст]. – М.: Олимп, ООО «Издательство АСТ», 1997. – С. 360.

Фридман, Л. С чем рифмуется слово «истина»: О поэзии Галича [Текст] / Л. Фридман. – М.: СПб, 1992. – С. 18.

http://gitara-po-krugu.ucoz.ru/publ/ljudi_idut_po_svetu/1-1-0-15

http://teksty-pesenok.ru/rus-ada-yakusheva/tekst-pesni-v-rechke-kamennoj/1723151/

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=4184

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=25533

Высоцкий, В.С. Сочинения в 4-х томах. Т.3 [Текст] / В.С. Высоцкий. – Санкт – Петербург: АОЗТ «Технэкс – Россия», 1992. – С. 138.

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=6344

http://teksty-pesenok.ru/rus-klyachkin-evgenij/tekst-pesni-ostrov-valaam/1824976/

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=1412

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=3580

Люди идут по свету [Текст] / Составитель Беленький Л.П. – М.: Физкультура и спорт, 1990. – С.7.

Скачать работу
comments powered by HyperComments
Пожалуйста, подождите.
x