Статья Лингвистические особенности антропонимов и история становления антропонимика. Автор: Ахмад Масум Ахмад Сеяр

Автор: Ахмад Масум Ахмад Сеяр
Антропонимика - наука лингвистическая и в то же время как никакой другой раздел языкознания носит интердисциплинарный характер, поскольку обращается к фактам не только языкознания, но и антропологии, этнографии, истории, психологии, социологии, теории коммуникации, теологии, юриспруденции, культурологии, литературоведения. Имена собственные, в частности антропонимы, привлекают внимание логиков и философов, а также представителей других гуманитарных наук уже более двух тысяч лет, начиная с платоновского диалога Кратил.

Интердисциплинарность антропонимики обусловлена свойствами ее объекта - именованиями человека, их онтологией, особым статусом в лексической системе языка, разнообразием функций, исторической изменчивостью.

Впрочем, не все ученые считают антропонимику лингвистической наукой.


Автор: Ахмад Масум Ахмад Сеяр

 

Автор: Ахмад Масум Ахмад Сеяр, студент второго курса магистратуры в ТГПУ им Л.Н. Толстого.

Аннотация: Антропонимика - наука лингвистическая и в то же время как никакой другой раздел языкознания носит интердисциплинарный характер, поскольку обращается к фактам не только языкознания, но и антропологии, этнографии, истории, психологии, социологии, теории коммуникации, теологии, юриспруденции, культурологии, литературоведения. Имена собственные, в частности антропонимы, привлекают внимание логиков и философов, а также представителей других гуманитарных наук уже более двух тысяч лет, начиная с платоновского диалога Кратил.

Интердисциплинарность антропонимики обусловлена свойствами ее объекта - именованиями человека, их онтологией, особым статусом в лексической системе языка, разнообразием функций, исторической изменчивостью.

Впрочем, не все ученые считают антропонимику лингвистической наукой.

 

Лингвистические особенности антропонимов и история становления антропонимика

Антропонимы - это различные именования человека: имена, фамилии, отчества, прозвища, псевдонимы, ники. Их изучает антропонимика - особый раздел ономастики, дисциплины, исследующей имена собственные в целом: географические названия, клички животных, имена небесных светил, названия периодических изданий, торговых заведений, торговых марок и т.п. В свою очередь ономастика является частью лексикологии - науки, изучающей словарный состав, лексику языка.

Антропонимы занимают в системе лексики особое место. В первую очередь потому, что все антропонимы (как, впрочем, и все другие слова) - продукт деятельности человека, а имя - необходимый его атрибут. В последние десятилетия наблюдается повышенный интерес к проблемам антропонимики, что связано с антропоцентрической парадигмой современного языкознания, предполагающей анализ языковых явлений - в данном случае именований человека - с целью познания его носителя.

Антропонимика - наука лингвистическая и в то же время как никакой другой раздел языкознания носит интердисциплинарный характер, поскольку обращается к фактам не только языкознания, но и антропологии, этнографии, истории, психологии, социологии, теории коммуникации, теологии, юриспруденции, культурологии, литературоведения. Имена собственные, в частности антропонимы, привлекают внимание логиков и философов, а также представителей других гуманитарных наук уже более двух тысяч лет, начиная с платоновского диалога Кратил.

Интердисциплинарность антропонимики обусловлена свойствами ее объекта - именованиями человека, их онтологией, особым статусом в лексической системе языка, разнообразием функций, исторической изменчивостью.

Впрочем, не все ученые считают антропонимику лингвистической наукой. В связи с интердисциплинарным характером антропонимики в романистике сложились три трактовки антропонимики и ономастики в целом как отраслей знания: как самостоятельных интердисциплинарных наук, как вспомогательных наук и как раздела языкознания, точнее, лексикологии. Последняя точка зрения является наиболее распространенной, и ее разделяет большинство отечественных и зарубежных ученых. И прежде всего потому, что антропонимы - это слова, принадлежащие к категориальному разряду существительных, и они интересуют лингвистов именно как слова во всем многообразии их проявлений.

М.Х. Фернандес Леборанс, признавая антропонимы «категорией, не являющейся исключительно лингвистической», подчеркивает их «маргинальный» статус в языке, поскольку антропонимы не обладают «кодифицированным лексическим содержанием и их значимость устанавливается в связи с экстралингвистическими факторами».

На наш взгляд, антропонимы - важнейший компонент лексической системы любого языка. В языковой картине мира они занимают уникальное положение. Имена - одни из первых слов, которые усваивает человек, и последние, которые он утрачивает при афотических расстройствах речи.

Антропонимический пласт лексики - наиболее подвижный, наиболее активно пополняемый благодаря mass media и меняющийся на протяжении жизни индивида (в зависимости от возраста, окружения и других обстоятельств).

Антропонимы (имена, фамилии, а также отчества в русском языке) являются важнейшим звеном, связывающим человека с непосредственным окружением и обществом в целом. Человек живет не просто среди людей, но и среди имен, которые образуют вокруг каждого человека определенный континуум, особое национально-культурное пространство, единое для всего языкового коллектива и индивидуальное для любого отдельного его члена.

Антропонимические традиции европейских народов, несмотря на наличие значительного количества сходных черт (заключающееся в наличии личного имени и фамилии, то есть компонентов, один из которых является сугубо индивидуальным, а другой передается по наследству), отличаются неповторимой самобытностью и оригинальностью, отражающей взгляд народа на мир и на место в нем индивида.

Так, для русских понятие фамилии связано прежде всего с семьей: все члены русской семьи носят, как правило, одну фамилию - фамилию отца.

В англоговорящих странах ребенок при рождении получает два имени: личное имя и среднее имя (middle name). Наиболее важным, существенным представляется именно первое, личное имя. В английском языке нет единого термина, соответствующего русскому термину "личное имя". Ему равнозначны английские baptismal name, Christian name, first name, given name и persоnal name. Два синонима fоrename и prename (лексическая калька - лат. praenоmen) имеют также значение "имя, предшествующее фамилии".

По данным К.Б. Зайцевой, в настоящее время в английской антропонимике лишь 8% приходится на имена древнеанглийского периода. После нормандского завоевания древнеанглийские имена, употребляемые на протяжении столетий, почти полностью исчезают. В 18 в. в связи с возрождением готического романа, с усилением интереса к готике, начинается увлечение старинными личными именами, происходит возрождение некоторых древнеанглийских имен.

По фонологическим и морфологическим признакам английского личные имена можно разделить на три группы:

а) имена полные или исходные: Alexander, Elizabeth, Luke и др;

б) их варианты: Alastair, Elspeth, Lukas и др;

в) дериваты, употребляемые при обращении к близким людям: Alec, Bet, Bettie и т.д.

Дериваты включают в свой состав различные виды производных имен: сокращенные, ласкательные, уменьшительные и фамильярные (англ. shоrt fоrms, pet names, diminutives, familiar fоrms), которые используются в неофициальной обстановке, в кругу знакомых, друзей, близких и родных. Количество дериватов точному учету не поддается. Объясняется это характером их функционирования: фантазия творцов именований для обращения к друзьям, любимым и к детям безгранична и необозрима.

Дериваты создаются морфологическим способом словообразования, т.е. путем изменения морфемного состав полного или исходного имени. Доминирующими моделями образования английских дериватов является сокращение и аффиксальное словопроизводство.

Например, имя Elizabeth заслуживает особого внимания, т.к. от него могут образовываться более 40 дериватов: Babette, Babbette, Bess, Bessie, Bessy, Bet, Beth, Betsey, Betsie, Betsy, Betta, Bette, Bettie, Betty, Bettina, Bettine, Elsa, Elsie, Eliza, Libby, Lilibet, Lilla, Lilian, Liza, Lizbet, Lizbeth, Lise, Liselatte, Lisetta, Liz, Lizette, Lissie, Letty, Lib, Libbie.

Антропонимом называется любое имя собственное, которым зовется человек: имя личное (Иван, Мария / Марья, Ваня, Маня); отчество (Иванович / Иваныч, Савельевич / Савельич, Ивановна / Иванна); фамилия (Иванов, Ивановский, Ивановских); прозвище (Хомяк, Кувшинное Рыло, Тетя Лошадь, Косолапый); псевдоним (Иегудиил Хламида – М. Горький, Казак Луганский – В. Даль); клички (Коняга, Коба) [Яикова Д. М, 2000, c.35].

В древнейший период, до принятия христианства, русские люди воспринимали свои имена как «второе я» (alter egо). Они думали, что произнесение со злым умыслом чьегоо имени чужим, недобрым человеком может привести к болезни и даже смерти именуемого. Как следствие этого возникла двуименность: «настоящее» имя человека держалось в тайне (его знали только некоторые самые близкие к нему люди). Но человека надо было как-то звать. Для этого создавались явные, обиходные имена. Среди них были имена «обманные», данные по названиям малоценных предметов, например Горшок, Ложка, – подобные предметы были в каждом доме и не вызывали ни у кого зависти. Среди обиходных имен выделяются «защитные», или «охранные», призванные защитить ребенка от невзгод. Иногда их называют именами-оберегами, т.е. «оберегающими» от сглаза и всяких напастей. Такие имена образованы от слов с отрицательной семантикой: Пьяный, Дурень, Дурняга, Вырод. Среди них было много слов с отрицательными приставками не-, без-: Некрас, Неклюд, Неудача, Нерат, Безобраз, Безпута, Безум [А.А.Языковая, 1993, с.31].

В древнейшие времена человек воспринимал себя как частицу Вселенной и пытался найти в ней свое место. Люди верили в свое происхождение от растений, животных, стихийных явлений, и это отразилось на их именах. Древнейшие системы личных имен базировались на семантическом принципе, и для именования родственников использовались слова, обозначающие одни и те же или близкие понятия.

Помимо древнерусских, русские пользовались общеславянскими двуосновными именами: Ярослав, Мстислав, Всеволод. После 14 в. при именовании князей и их приближенных такие имена перестали употребляться. У лиц более низкого звания они сохраняются до конца 17 в. В подборе этих имен в отдельных семьях также наблюдалось соименование: стремились, чтобы в именах всех членов семьи были общие компоненты [Ганах Л. Г, 2015, с.165].

Древнерусские имена обладали богатой словообразовательной системой, что было очень важно для показа отношений в семье при отсутствии строгой документации и удостоверений личности. Ср.: Бобр – Боброк, Бобрик, Бобрец, Бобрешёнок; Ворон – Воронко, Воронец, Воронёнок; Тур – Турик, Турко, Турёнок. Адаптируясь к системе русского языка, христианские имена стали образовывать аналогичные формы: Иван – Иванко, Иванок, Иванец, Иванёнок; Федор – Федорко, Федорец, Федоренок и т.п. При этом первоначальная система была такова: Иванко, Иванок, Иванец – сыновья человека по имени Иван, а Иваненок – его внук или самый младший сын (структурное соименование внутри семьи).

Обращение в христианство повлекло за собой первое искусственное вмешательство в именование русского человека. Теперь русским рекомендовалось брать личные имена из церковного списка, т.е. обращаться к агионимам. Изменилась концепция имени. Правильными, системными, по официальному предписанию, стали антропонимы, повторяющие агионимы. Основной идеей соименования стало согласование антропонимов с агионимами. Круг последних был достаточно широк – весь сонм святых.

Первоначальный список христианских имен включал около 80 имен, которые присоединились к хорошо разработанной системе древнерусских имен как некоторое дополнение. К 13 в. христианских имен стало около 300. Увеличение их числа происходило постепенно за счет приобретения новых книг. К 14 в. христианские имена полностью адаптировались в русскоязычной среде и стали системными благодаря некоторому изменению их форм в сторону приближения к древнерусским моделям. Характерная особенность, отличающая христианские имена от большинства древнерусских, заключается в том, что они легко подвергаются различного рода усечениям: Иван – Ваня; Федор – Федя, и от этих усеченных, сокращенных форм можно образовать новые уменьшительные: Ваня – Ванько, Ванек, Ваненок; Петя – Петек, Пет(ь)ко, Петец, Петенок [Стребкова Ю. В, 2015, с.31].

В 14 в. произошло очередное искусственное вмешательство в установившуюся было системность русских личных имен, когда на равных правах употреблялись имена церковные и древнерусские, а именно появилось требование, чтобы в официальных случаях люди звались только церковными именами. Так произошла победа церковных имен над древнерусскими. Последние идут на убыль при личном именовании людей, но не уходят из жизни. Они оказали, по крайней мере, двойное воздействие на русскую антропонимическую систему. Во-первых, древнерусские имена (наряду с церковными именами и индивидуальными прозвищами) стали самыми массовыми основами русских фамилий; во-вторых, древнерусские имена и их модели способствовали адаптации заимствованных (церковных) имен. В частности, конечные элементы церковных имен перестроились под влиянием наиболее типичных конечных элементов древнерусских имен. Заимствованные имена обрели народные разговорные формы, не похожие на церковные, а также сокращенные, уменьшительные, ласкательные формы, которых нет у агионимов. Например, Павел – Павлей (ср. Куклей, Маслей), Евдоким – Овдак (ср. Дудак, Зубак, Новак), Климент – Климух (ср. Дедух, Рыжух), КононКонаш (ср. Белаш, Головаш) [Арнольд И. В, 2002, с.178].

Благодаря этому церковные имена стали ядром русской антропонимической системы. Христианство возникло на грани старой и новой эры в пяти епархиях: Александрийской, Антиохийской (Сирия), Иерусалимской, Константинопольской (Византийской), Римской, первоначально имевших равные права. Имена первых христиан во всех епархиях были народными именами тех мест. Ранние христиане испытывали жестокие гонения, многие погибли за веру. Их имена вносились в мартирологи – повествования о мучениках и мучениях. Наряду с мартирологами в первый период христианства (1–4 вв.) составлялись синодики, или диптихи – книги, в которые все желающие записывали имена своих родственников, живых и умерших, для постоянного поминовения на литургиях и панихидах. Диптихами их называли потому, что они состояли из двух связанных дощечек. С увеличением числа христиан записывать всех стало невозможно, быть записанным составляло особую честь, а быть вычеркнутым – великое несчастье. Имя Иоанна Златоуста неоднократно «изглаживалось» из диптихов его врагами и восстанавливалось единомышленниками. Диптихи разрастались, превращаясь в синодики, куда вписывались имена святых мучеников, епископов, императоров с обозначением дней их кончины. Это придавало синодикам подобие календарей или святцев.

В России до 1917 трудно говорить о моде на имена. Состав имен регулировался церковным календарем и семейными традициями. Даже тот факт, что в конце 19 – начале 20 в. имя Иван составляло по своей частотности около одной четверти всех мужских имен, употреблявшихся в России, объяснялся не столько модой, сколько традицией: во многих семьях внукам давали имена дедов. Неприятие некоторых имен определялось языковыми причинами – созвучием со словами русского языка: Макрина – мокрая, Улита – улитка, или фонетическими трудностями: Нунехия, Никтополион, Серапион. Вследствие этого ряд имен изменил свое звучание: Леонид – Нелид, Леонида – Нелида, Диомид – Демид. Обращение интеллигенции в конце 19 – начале 20 в. к древним княжеским именам (Игорь, Владимир, Юрий, Всеволод, Глеб) едва ли можно назвать модой из-за ограниченности этого явления. Отчетливая мода на новые имена обозначилась в России в 1920–1930-е годы. Но продержалась она недолго. С началом Великой отечественной войны имена стали чаще даваться в память о родственниках и друзьях. Из-за отсутствия пособий, в которых перечислялись бы имена, и объяснялось их происхождение, в 1950–1960 годы круг имен, активно употребляемых в России, сузился. Небывалой частотности достигли имена Александр, Алексей, Андрей, Дмитрий, Сергей; Елена, Ирина, Наталья, Ольга, Светлана, Татьяна как имена, проверенные временем. [В.А. Никонова, 1970, с. 31] Таковы основные моменты истории антропонимики.

 

Список литературы

Ажеж

, К. Человек говорящий: Вклад лингвистики в гуманитарные науки. Текст. / К.

Ажеж

. – М.: УРСС, 2008. – 304 с.

Алещанова

, И.В. Газетный текст как разновидность массово-информационного дискурса / И.В.

Алещанова

// Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. Волгоград: Перемена, 2000. – С.131-139.

Антропонимика / под ред. В.А. Никонова, А.В. Суперанской. – М.: Наука, 1970. – 330 с.

Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. – М.: Просвещение, 1990. – 300 с.

Артамонова Ю.Д., Кузнецов В.Г. Герменевтический аспект языка СМИ // Язык средств массовой информации: Учебное пособие для вузов/ Под ред. М.Н. Володиной. М.: Академический

проект :

Альма

Матер, 2008. С. 110, 103.

Артамонова Ю.Д., Кузнецов В.Г. Герменевтический аспект… С. 110. 11См.

понятиеконтекстакак

параметра речевой ситуации у Р.

Якобсона,предметно

-ситуативного

фонау

К.А.

Долинина

.

 

Скачать работу
comments powered by HyperComments
Пожалуйста, подождите.
x